repead.ru 1




А.А. Соболева (Тамбов)
Возрождение усадебной культуры

Духовность лежит в национальных традициях народа и чтобы


ее воскресить, надо вернуть уважение к собственной истории, научить народ понимать и ценить свою культуру.
Д.С. Лихачев
Проблема возрождения утраченного историко-культурного наследия дворянских гнезд, бесценных памятников усадебной культуры, с их архитектурой, скульптурным убранством, культовыми сооружениями, садово-парковыми ансамблями, которые славились своими духовными традициями, стала предметом изучения ученых, историков, искусствоведов и краеведов российской провинции.

Цель данной статьи – “оживить” интерес научного сообщества и общественности к возрождению усадьбы Мара, где провел детство Е.А. Боратынский, к созданию музея поэта в с. Софьинка Уметского района Тамбовской области. Библиографическое исследование проводилось методами выявления, отбора и анализа архивных документов как наиболее аксиологических, аутентичных, официальных источников, а также публикаций с глубиной ретроспекции в 47 лет (1957–2004).

Актуальность возрождения и сохранения наследия рода Боратынских в Тамбовском крае не вызывает сомнения. Это обусловлено, во-первых, возросшим в целом интересом к истории этого старинного дворянского рода1, о котором близкий друг Е.А. Боратынского, С.А. Соболевский, говорил: “…не встречал более милых, приятных и симпатичных людей как семья Боратынских”2. Во-вторых, гениальный русский поэт Е.А. Боратынский родился в 1800 г. в с. Вяжля (с 1804 жил в усадьбе Мара) Кирсановского уезда Тамбовской губернии3. В 1820–1830 гг. он приезжал на малую родину и подолгу жил в Маре, напряженно осмысливая человеческое бытие и таинственную красоту первозданной природы, создавая прекраснейшие образцы философской лирики. Исследователь истории русской классики Б.М. Эйхенбаум писал о Боратынском: «…даже в самых интимных и личных его стихах звучит голос поколения, голос истории, а вовсе не отъединенной от мира личности. Он - человек мужественных, сильных, страстных чувств и глубоких дум о жизни…. Его творчество – одно из сокровищ нашего национального богатства» 4. Эти слова и сейчас имеют ключевое значение для верного понимания поэта.


Усадьба Мара была истинной сокровищницей русской культуры – научным, культурно-просветительным центром, местом притяжения многих знаменитых личностей. В разные годы здесь бывали писатель Н.Ф. Павлов, инженер барон А.И. Дельвиг, поэтесса-переводчица А.Д. Боратынская (урожд. кн. Абамелек-Лазарева), друг поэта Н.В. Чичерин, дипломат Н.И. Кривцов, ученый Б.Н. Чичерин, художник Э.А. Дмитриев-Мамонов, композитор Ц.А. Кюи, поэт и родственник Боратынских А.М. Жемчужников и др.

К сожалению, в вихре революционных событий и последовавшем за ними периоде социальных перемен происходило уничтожение дворянской культуры. В Маре были разрушены усадебные постройки и церковь, разграблен и осквернен родовой некрополь. Однако уже в апреле 1919 г., по сведениям журналиста Е.В. Кончина, Вяжлинским волостным советом и местным комитетом РКП(б) ставился вопрос об увековечении памяти Е.А. Боратынского, устройстве в бывшем усадебном доме музея и сельской библиотеки-читальни имени поэта5. В том же году спасением Мары занимались московские эмиссары, о чем свидетельствуют письма Е.П. Катина, направленные из Кирсанова в Москву некоему Сергею Петровичу6 и Софье Александровне (вероятно, занимавшей высокий пост в Наркомате просвещения). В письме от 12 мая 1919 г. Катин писал: “В моих скитаниях по Тамбовской губернии я забрел в село Вяжлю, при коем находится имение поэта Боратынского. Оно каким-то чудом уцелело от поголовного истребления.… Были имения, в которых в буквальном смысле не осталось камня на камне.… Среди этого нашествия вандалов каким-то чудом осталось нетронутым имение Боратынских. В нем устроен агрономический пункт, и в самом доме живет агроном Александр Викторович Соколов. Все материальные ценности украдены…, но духовные сокровища целы. Полное собрание рукописей Дельвига, предсмертное письмо Рылеева, письмо Пушкина, рескрипты Анны Иоанновны – вот приблизительно, что там есть.… Не говоря уже о том, что сам дом должен быть сохранен, все, что в нем еще пока есть, необходимо сберечь самым тщательным образом… Добейтесь во чтобы то ни стало через Анатолия Владимировича <вероятно, имеется в виду Анатолий Васильевич Луначарский> принятия экстренных мер к надлежащей охране… До того, как они раскачаются, пусть непременно вышлют мне телеграфом мандат, чтобы я мог потребовать от уездных властей всего, зависящего для дела. Словом, действуйте, теребите всех и вся”7.


На имя Катина по телеграфу был выслан мандат (№ 1870 от 17.05.1919): “Главархив уполномочивает Вас срочно вывезти в Тамбов… все наиболее ценные рукописи имения Боратынских при с. Вяжля Кирсановского уезда. Остальное в случае надобности опечатайте, требуйте содействия уездисполкома и Чрезвычайной комиссии, расходы возместит Терновский”8.

В сентябре 1919 г. эмиссару К.П. Сперанскому удалось вывезти архив и библиотеку Мары из Вяжли в Тамбов и выступить с докладом “Семейный архив тамбовцев – поэтов Боратынского и Дельвига в с. Вяжли Кирсановского уезда” на заседании Тамбовского общества изучения природы и культуры родного края. Вскоре эти уникальные материалы были перевезены в Москву (1920), а затем часть в Петроград в ИРЛИ РАН9. Так благодаря работе сотрудников музейного отдела Наркомпроса был спасен архив, которым впоследствии пользовались Ю.Н. Верховский, Б.Л. Модзалевский, Г. Хетсо, А.М. Песков, А.В. Дубровский и др. Среди тамбовских исследователей – Т.Д. Исаян, А.И. Захаров, В.Г. Шпильчин, М.А. и А.В. Климковы, В.Е. Андреев.

В ходе работы над персонографией “Е.А. Боратынский” автору данной статьи удалось выяснить, что на Тамбовщине проблемы изучения жизни и творчества поэта, возрождения Мары и создания в ней музея-усадьбы Е.А. Боратынского в разные годы поднимали журналисты Д.В. Богданов, Д.В. Калашников, С.И. Голованов, И.И. Овсянников; дочь воспитанницы Боратынских А.Н. Тархова; писатели Б.И. Илешин, В.П. Пешков и Т.А. Жирмунская; архитектор В.М. Белоусов, краевед А.И. Захаров и художник В.Г. Шпильчин; литературоведы В.И. Попков, В.Е. Андреев и др.10

Библиографический мониторинг документальных потоков показал, что В.М. Белоусов, уроженец с. Инжавино, один из первых посетил Мару в августе 1957 г. Обнаружив, что от нее “не сохранились никакие постройки, а от фундаментов зданий остались… котлованы да траншеи”, сделал зарисовки усадебной церкви Вознесения Господня с любительской фотографии, найденной у старожилов села. Позже он выступил за возрождение усадьбы, направив письмо в редакцию газеты “Литература и жизнь” (1959), а та обратилась в Тамбовский облисполком с просьбой об увековечении памяти Е.А. Боратынского. В 1960 г. Управление культуры облисполкома сообщило Белоусову, что к 160-летию со дня рождения Е.А. Боратынского на месте дома, в котором, как тогда считалось, родился поэт, намечается установить памятный знак и определить границы охранной зоны. Однако ничего этого не было сделано. В середине 1970-х гг. движение за возрождение Мары возглавили В.М. Белоусов, А.И. Захаров, В.Г. Шпильчин. Получив взволнованное письмо Захарова, из которого следовало, что на территории бывшей усадьбы ведется бессистемная застройка, Белоусов снова приехал в с. Софьинка (1976) и, ознакомившись с положением дел, направил гневное письмо в редакцию газеты «Литературная Россия» (1976). В нем говорилось: “Самовольная и ничем не оправданная застройка бывшей усадьбы "Мара" должна быть прекращена, чтобы сохранить ее для возможного восстановления в будущем как памятника культуры XVIII – XIX вв.”. В эти годы он публикует несколько статей в центральной и местной печати11, делает обмеры и реконструкцию усадьбы общей площадью 166875 м², составляет схему бывшей усадьбы Боратынских Мара XVIII в. с экспликацией. 12


Для художника Тамбовского отделения Художественного фонда РСФСР В.Г. Шпильчина поводом активного участия в возрождении Мары послужил выезд в 1972 г. в с. Софьинка в целях ознакомления с возможностями оформления будущего музея поэта. В состав бригады, помимо Шпильчина, входили краевед Н.А. Никифоров, научный сотрудник Тамбовского областного краеведческого музея (далее ТОКМ) М.Ф. Рыбкина, инструктор Тамбовского обкома КПСС В.И. Сазыкина. Для реализации тематико-экспозиционного плана будущего музея, составленного в 1974 г. сотрудниками ТОКМа, Шпильчин был командирован в Музей-усадьбу “Мураново” им. Ф.И. Тютчева и ИРЛИ РАН (Пушкинский дом). Он изучал и копировал документы, связанные с жизнью и творчеством Е.А. Боратынского. Он также делал копии с материалов фондов ГПБ им. М.Е. Салтыкова-Щедрина (ныне РНБ), Государственного музея им. А.С. Пушкина, РГБ, ЦГАЛИ (ныне РГАЛИ). Изучая возможности названных учреждений, Шпильчин выяснил, что ряд экспонатов, в частности, прижизненные издания поэта и редкие гравюры, можно было бы получить при наличии в с. Софьинка музея Е.А. Боратынского, со статусом государственного. К 1975 г. в списке возможных экспонатов в личном собрании Шпильчина значились 83 экземпляра13.

Новым импульсом к решению проблемы послужило обследование территории Мары художником В.Г. Шпильчиным, научным сотрудником Музея-усадьбы “Мураново” В.В. Расстригиным и директором Софьинской школы В.Ф. Храбровым (акт от 09.05.1976). Через несколько дней вопрос о воссоздании усадьбы поставила 8-я сессия Софьинского сельсовета (11.05.1976). Она обратилась в Тамбовский облисполком и МК РСФСР установить бюст поэта-земляка в с. Софьинка, восстановить усадебный дом, открыть в нем музей Боратынского и музыкальную школу. Рассмотрев обращение сессии, управление культуры вынесло заключение: строительство дома в настоящее время не представляется возможным, поскольку в тамбовских учреждениях культуры нет мемориальных вещей поэта; ТОКМу дано задание провести соответствующие исследования и собирательскую работу; поручено было территорию, принадлежавшую роду Боратынским, взять под охрану местного значения. На основании акта обследования Мары, подписанного Шпильчиным, Расстригиным и Храбровым, а также записки “Об обследовании территории бывшего фамильного имения” (28.07.1976), начальником Управления культуры облисполкома (Л.Т. Ледовских) была составлена справка (12.11.1976), в которой отмечалось: “На территории бывшего фамильного имения русского поэта Е.А. Боратынского в с. Софьинка Уметского района Тамбовской области сохранились очертания фундамента дома... Недалеко от фундамента обнаружена часть кладки. Вокруг можно увидеть очертания усадебных построек и вспомогательных помещений. На северо-западе от бывшего дома заметны следы ограды фамильного кладбища Боратынских площадью 60х60 метров, а также следы очертания церкви, построенной матерью поэта в 1818 г. Севернее церкви обнаружены следы захоронения и обрушившихся склепов близких поэта... В парке имения Мара, находящегося примерно в 500–800 метрах от дома, старых деревьев нет, однако, видны следы дорожек и аллей. Заметны следы лестниц в овраге и очертания фундамента… здания летнего дома "Грота". Частично сохранилась выложенная камнем дорога к дому и роднику. Можно рассмотреть примерные очертания и направления подземного хода от дома. Кроме того, сохранилось здание, построенное примерно в конце прошлого века <речь идет о доме, последним дореволюционным владельцем которого был Н.Л. Марков>, в котором находится в настоящее время Софьинская восьмилетняя школа”14. В том же году в облисполком было направлено письмо-обращение инициативной группы, возглавляемой членом Тамбовского областного отделения (далее ТОО) Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (далее ВООПиК) А.И. Захаровым, с предложением возродить Мару (03.09.1976). Рассмотрев его, а также ходатайство Управления культуры и согласие МК РСФСР (28.10.1976), облисполком вынес решение “О принятии на государственную охрану памятного места, связанного с жизнью поэта Е.А. Баратынского в с. Софьинка Уметского района Тамбовской области” (№ 570 от 28.12.1976)15. Уметский райисполком принял решение о присвоении имени Е.А. Боратынского Уметской районной объединенной библиотеке (№ 236 от 18.10.1976)16.


В начале 1977 г. В.М. Белоусов по предложению Управления культуры Тамбовского облисполкома принял участие в составлении проекта на восстановление “дома поэта”. К тому времени А.И. Захаров обладал рядом документов, полученных от А.Н. Тарховой (схемой плана дома, фотоснимками некоторых усадебных построек, заметками о родине поэта), а также списком архивных материалов, хранящихся в РГАЛИ, которые легли в основу проекта17.

Распоряжением “Об увековечении памяти Е.А. Боратынского” (№ 722 от 24.10.1977), Облисполком поручает институту “Тамбовгражданпроект” разработать проектно-сметную документацию на восстановление дома, проект охранной зоны усадьбы Мара. На ТОО ВООПиК, финансировавшие проектно-изыскательные работы, возложены были функции заказчика и предоставление институту исходных данных на проектирование с указанием сроков исполнения18.

Через год выполнение распоряжения № 722 обсуждалось на заседании архитектурно-технического Совета при начальнике отдела по делам строительства и архитектуры облисполкома А.С. Куликова (протокол № 168 от 13.10.1978). Было рассмотрено технико-экономическое обоснование (далее ТЭО) восстановления “дома Е.А. Боратынского” в Маре. В качестве исходных данных для него были использованы архитектурно-планировочное задание (12.12.1977); задание на проектирование (02.03.1978); заметки о родине поэта и план дома, составленные А.Н. Тарховой (10.03.1977); чертежи-схемы. Совет постановил: ТЭО согласовать с учетом замечаний19.

О ходе реализации распоряжения облисполкома (№ 722) свидетельствует множество документов, касающихся вопросов утверждения заявок; выделения средств на финансирование проектных работ; заключения договоров на проведение работ по составлению проекта; выдача исходных данных для составления ТЭО и проектно-сметной документации; указания сроков доработок проекта на стадии ТЭО по замечаниям архитектурно-технического Совета; выделения институту “Тамбовгражданпроект” плановой комиссией облисполкома лимита на разработку техно-рабочего проекта (далее ТРП) и завершение составления проектно-сметной документации восстановления “дома-музея”.20


Восстановлению памятников культуры препятствовало отсутствие в области реставрационной мастерской, поэтому в 1979 г. представители общественности направили письмо в СМ РСФСР (51 подпись) с просьбой обязать Тамбовский облисполком выделить средства и создать мастерскую21.

В августе 1980 г. ТРП “Благоустройство охранной зоны и территории усадьбы поэта Боратынского”, выполненный институтом “Тамбовгражданпроект” (автор В.М. Белоусов, соавтор А.И. Захаров), рассматривался на заседании архитектурно-технического совета по делам строительства и архитектуры облисполкома. Был отмечен творческий подход, глубина проработки материалов и высокое качество проекта интерьеров “дома поэта”, выполненных В.Г. Шпильчиным, а также сделан ряд замечаний по его доработке (протокол № 109 от 15.08.1980). 21 августа 1980 г., заслушав сообщение председателя президиума совета ТОО ВООПиК (протокол № 6) А.С. Куликова о проекте охранной зоны усадьбы Мара и дома-музея поэта Боратынского, президиум согласился с постановлением архитектурно-технического совета, одобрил в основном проект и предложил коллективу авторов института “Тамбовгражданпроект” к 01.09.1980 г. доработать его с учетом замечаний и направить на рассмотрение в МК РСФСР и ЦС ВООПиК22.

В декабре 1980 г. проект был направлен в ЦС ВООПиК для рассмотрения и утверждения23. В документах (№ 340 от 17.03. и 18.09.1981) первый заместитель председателя Президиума ЦС ВООПиК В.Н. Иванов указал, что вследствие ряда существенных недоработок ТРП не может быть согласован. Он рекомендовал оформить отдельным томом проект зон охраны памятника и представить после доработки с учетом замечаний. К пакету документов прилагалось заключение эксперта Л.А. Конюшковой (09.09.1981), где указывалось, что проекту недостает научной обработки материалов и профессионализма в подготовке ряда вопросов, особенно в историко-архитектурных обоснованиях воссоздания усадьбы, ее главного дома и разработке зон охраны памятника, функционирования музея-усадьбы. Кроме того, в проекте В.М. Белоусова отсутствовал историко-архитектурный опорный план. Чертежи “Корректировка границ мемориальной территории охранной зоны и зоны регулирования застройки” (М 1:5000) и “генплан усадьбы с посадками” не отражали характерные элементы ландшафта. Многие вопросы генплана и благоустройства зон практически не были освещены. Эти принципиальные ошибки были обусловлены тем, что при разработке проекта не были выполнены археологические и геодезические изыскания, без которых нельзя начинать проектирование. В "Заключении" Л.А. Конюшкова отмечала, что создание мемориального комплекса на родине русского поэта пушкинского круга Е.А. Боратынского – музея-усадьбы “Мара” является важным событием в культурной жизни страны. Его подготовка не может быть делом только узкого круга авторов проекта и местных органов культуры, к дальнейшей работе было рекомендовано привлечь специалистов в области археологии, истории искусств, архитектуры, садово-паркового искусства, музейных экспозиций. Доработки проектной документации в соответствии с замечаниями экспертов ЦК ВООПиК требовал и зам. министра культуры РСФСР А.И. Шкурко (№ 236 от 06.10.1981)24.


В связи с выходом критического сюжета “Приют младенческих годов” в киножурнале “Время” (1981. № 8) Ростовской студии кинохроники бюро Тамбовского областного комитета КПСС (май 1982 г.) вынесло постановление, в котором отмечалось, что в сюжете совершенно правильно указаны серьезные упущения в деле увековечения памяти Е.А. Боратынского. Обнародованные факты явились следствием низкой требовательности облисполкома за выполнением принятых решений по данному вопросу. Постановление обязывало облисполком решить вопрос о завершении проектно-сметной документации на восстановление дома, проектно-охранной зоны и парка усадьбы; облсовпроф должен был принять долевое участие в финансировании строительства, а Управление культуры облисполкома начать подготовку создания экспозиции музея; установить бюст Боратынского в с. Софьинка; Уметскому райисполкому поручалось принять срочные меры к освобождению охранной зоны от построек25. (К тому времени на территории бывшей усадьбы (в мемориальной зоне) колхоз “Советская Россия” построил 5 щитовых домов и заложил в 15-ти м от местоположения дома Боратынских кирпичное здание общежития).

О доработке проекта велась огромная переписка между властными структурами, исполнителями, заказчиками. Наконец, Главное управление охраны, реставрации и использования памятников МК РФСФР и ЦС ВООПиК согласовали проект с учетом замечаний (№ 17-27/64-ОС от 04.05.1982 “О согласовании проекта (в 5-ти т.)” с приложением заключения эксперта-архитектора В.А. Виноградова (06.04.1982)26. Для предоставления информации в ЦС ВООПиК Тамбовское отделение общества (№ 198 от 7.09.1982) снова обратилось в Управление культуры облисполкома с просьбой выдать проектно-сметную документацию на благоустройство охранной зоны и усадьбы и восстановление дома 27.

На основании согласования с МК РСФСР проекта Тамбовский облисполком издает распоряжение “Об увековечении памяти поэта Боратынского” (№ 937-р от 14.12.1982), в котором ставит задачи перед исполнителями: плановой комиссии облисполкома включить в план работы управления “Тамбовсельхозстрой” на 1983 г. возведение дома, выделив 60 тыс. руб.; возложить функции заказчика на Уметский райисполком; управлению “Тамбовавтодор” закончить строительство дороги с асфальтовым покрытием на участке Умет – с. Софьинка в IV кв. 1983 г.; обеспечить сохранность мемориальной и охранной зоны усадьбы согласно схеме границ от 12.01.82 г.; отделу по делам строительства и архитектуры облисполкома до 01.05.1983 г. разработать проект воссоздания прогулочных дорожек усадебного парка; управлению культуры облисполкома активизировать исследовательскую работу по изучению архива Боратынского, сбору экспонатов для мемориала; ТОО ВООПиК совместно с обществом “Знание”, областным советом по туризму и экскурсиям развернуть пропагандистскую работу о жизни и деятельности поэта на Тамбовщине28.


Интерес к жизни и творчеству Боратынского на Тамбовщине еще более усилился в 1983 г., когда по инициативе мичуринских филологов В.Е. Андреева и В.И. Попкова на малой родине поэта начали проводиться ежегодные литературно-музыкальные праздники. (Уметским районным отделением ВООПиК был составлен план мероприятий по проведению праздника, состоявшегося первый раз 22 мая того года29).

После опубликования статьи Т.А. Жирмунской “Приют младенческих годов” в газете “Советская Россия” зам. министра культуры РСФСР А.И. Шкурко (№ 730 от 30.11.1983) потребовал от начальника управления культуры Тамбовского облисполкома Л.Т. Ледовских информацию о выполнении распоряжения от 14.12.1982 г., ходе подготовительных работ по созданию экспозиции музея, ответа в редакцию газеты30. Управление культуры в письме (03.01.1984) сообщало, какая работа проведена по увековечению памяти поэта: в фондах ТОКМа найдена часть архива Боратынских и фамильные портреты (7 портретов реставрируются во Всесоюзных реставрационных мастерских); музей располагает книгами поэта, изданными в России в разное время; подбирается типовая мебель и посуда XVIII – XIX вв.; в фондах Кирсановского краеведческого музея обнаружено более 200-х экспонатов, связанных с именами потомков поэта и его друзей; разработан проект восстановления прогулочных дорожек и части парка Мары. Вместе с тем, в соответствии с постановлением ЦК КПСС и СМ СССР “Об устранении излишеств в расходовании государственных и общественных средств на строительство мемориальных сооружений” (№ 318 от 12.04.1983) “работы по восстановлению дома поэта в 1983 г. не были начаты”. По той же причине на очередное письмо А.И. Захарова, адресованного областному комитету КПСС (24.08.1984), управление культуры сообщало зам. председателя облисполкома Л.И. Ханиной (12.12.1984 г.), что “начать работы по восстановлению усадьбы не представляется возможным”31. В этот период "воплощать в жизнь проект по восстановлению Мары становилось все сложнее и сложнее", поскольку в с. Ивановка Уваровского района Тамбовской области "уже был воссоздан мемориальный комплекс – Музей-усадьба С.В. Рахманинова, на который был израсходован весь лимит энтузиазма и средств"32.


В 1985 г., в год 185-летия со дня рождения поэта, управление культуры облисполкома пыталось реанимировать проблему увековечения памяти Е.А. Боратынского в связи с истечением срока действия правительственного постановления (№ 318 от 12.04.1983). Оно обратилось в ЦС ВООПиК с просьбой рассмотреть вопрос о возможности финансирования работ в сумме 100 тыс. руб., прилагая разработанную проектно-сметную документацию (№ 151 от 24.07.1985)33. На заседании Президиума Совета ТОО ВООПиК (29.03.1985) было принято решение о проведении областного литературного праздника поэзии Е.А. Боратынского в с. Софьинка 15 мая34.

После постановления СМ РСФСР и ВЦСПС “О мерах по развитию туризма и совершенствованию туристско-экскурсионного обслуживания населения в области с 1986–1990 и на период до 2000 г.” (№ 425 от 27.09.1985) ТОО ВООПиК вынесло одноименное постановление (№ 224 от 29.12.1985). В целях расширения туристско-экскурсионного обслуживания населения облисполком и президиум облсовпрофа постановили: осуществить мероприятие по восстановлению “дома поэта” в Маре согласно проекту института “Тамбовгражданпроект”35.

Пленум Совета ТОО ВООПиК указал на необходимость разработки мер по возрождению Мары как памятника культуры в воспитательных целях (протокол № 4 от 16.05.1986; № 5 от 09.12.1986). Вместе с тем, отмечалось, что сдерживается размах реставрационных работ памятников культуры, таких, как Мара, работа проектными организациями ведется долго, проекты не подвергаются широкой гласности, по ним почти не объявляются конкурсы, отсутствует ответственность за качество36.

В 1988 г. В.М. Белоусов обратился в Фонд культуры СССР, который “выразил готовность финансировать начало восстановительных работ музея-усадьбы Маара”. Подрядной организацией в 1989 г. был назван трест “Тамбовпромстрой” при условии выделения средств Фондом культуры37. В 90-х гг. вопрос о восстановлении усадьбы Мара и создании музея Боратынского снова поднимался председателем президиума Совета Тамбовского областного отделения ВООПиК, главным архитектором области (ныне профессор ТГТУ) А.С.Куликовым. 38


По распоряжению (№№ 1-2, от 05.07.1995 г.) научно-производственного Центра по охране и использованию памятников истории и культуры Управления культуры администрации Тамбовской области на средства живописца Д.Н. Алексеева (прапраправнука Е.А. Боратынского) в Мару был организован выезд группы тамбовских энтузиастов возрождения усадьбы, ее возглавил филолог В.Е. Андреев. Участникам экспедиции (1995-1996 гг.), по словам руководителя, удалось: “нанести на карту основные объекты имения Мара (храм с оградой, дом и др. постройки, сад, рощу, липовую аллею)”; вскрыть части фундаментов Вознесенского храма и усадебного дома, определить их размеры; опросить старожилов окрестных деревень об особенностях устройства усадьбы и этапов ее разрушения, записать более 20 воспоминаний. По инициативе В.Е. Андреева на месте колокольни разрушенного Вознесенского храма в Маре был установлен деревянный Памятный Крест. 39

16–29 августа 1999 г., воспользовавшись разрешением, производство работ в охранной зоне памятника истории культуры (открытый лист от 09.08.1999) Инспекция охраны историко-культурного наследия Тамбовской области при участии студентов ТГУ им. Г.Р. Державина на месте заброшенного кладбища Боратынских в Маре провела археологические раскопки для определения мест захоронения под руководством археолога С.И. Андреева. В ходе обследования было обнаружено 8 “склепов”40. В 2000 г. раскопки некрополя Боратынских продолжились, началось обследование остатков фундамента усадебного дома. Археологами С.И. Андреевым и Н.Б. Моисеевым были определены размеры и примерная планировка основного дома (площадь дома, ограниченная фундаментом, не превышает 28х14 кв. м41.). Были уточнены места расположения парковых построек и дорожек, подготовлен материал для составления схемы парка в районе оврага42.

Благодаря усилиям общественности при поддержке государственных органов в последнее десятилетие, особенно в 2000 г. (200-летие со дня рождения поэта), в Тамбовской области, помимо начала восстановления некрополя, произошло много событий: Международная научная конференция “Новые страницы боратыноведения” (ее материалы опубликованы в сборнике научных трудов43); издан альбом “Фамильные портреты рода Боратынских”44 и статьи в периодической печати; XV литературный праздник в с. Софьинка, торжественные вечера, ряд выставок. ТГУ им. Г.Р. Державина (силами А.М. Кальницкой, В.Д. Орловой, Н.В. Павловой, Л.Ю. Евтихиевой) организовал этнографические экспедиции студентов университета по селам бывшего Кирсановского уезда, некогда принадлежавшим Боратынским45. Для наиболее одаренных студентов областных вузов учреждена ежегодная стипендия им. Е.А. Боратынского. Именем поэта названа библиотека – филиал № 22 ЦБС города Тамбова. Сектором развития сетевых информационных ресурсов ТамбовЦНИТ ТГТУ создан сайт в Интернете “Тамбовщина – родина Е.А. Боратынского”.

В 2003 г. администрацией Тамбовской области был учрежден Тамбовский областной литературно-художественный музей (далее – ТОЛХМ), которому за два года удалось выявить и собрать около 7 тыс. экспонатов основного и вспомогательного фондов46. Их основу составила переданная в дар уникальная коллекция В.Г. Шпильчина, более 30-ти лет собиравшего материалы о роде дворян Боратынских (2000 экспонатов): редкие издания сочинений поэта; книги с автографами Боратынских из библиотеки Мары; иконографические материалы; картины-реконструкции построек и интерьеров усадебного комплекса, выполненные Шпильчиным; посмертная маска поэта; копия метрической книги Покровской церкви с. Вяжли Кирсановского уезда 1800 г. с записью о рождении и крещении Е.А. Боратынского и др.47. Кроме того, музею были безвозмездно переданы: часть предметов из собраний народного художника РСФСР Е.В. Рябинского, краеведа Н.А. Никифорова, искусствоведа С.Г. Ландау, краеведа В.А. Кученковой, археолога С.И. Андреева. Л.В. Гюльназарян-Пешкова передала в музей материалы А.И.Захарова из своего частного архива: списки документов рода Боратынских и его окружения, хранящиеся в российских архивах; проект восстановления дома-музея Е.А. Боратынского (1978); свод геометрических планов (01.04.1981) и схему границ мемориальной территории охранной зоны и регулирования застройки усадьбы; заключение на проект реставрации усадьбы В.А. Виноградова (06.04.1982); фотографии Захарова и публикации о нем в местной периодической печати 48. При содействии областной администрации и мэрии города Тамбова в 2005 г. ТОЛХМом был составлен договор аренды части дома М.А. Боратынского, закрепленного на правах оперативного управления за муниципальным учреждением дополнительного образования “Тамбовская городская станция детского и юношеского туризма и экскурсии "Пилигрим"”. Директор ТОЛХМа М.Климкова, на основании архивных документов, установила, что в 1900-1912 гг. дом на бывшей Козловской улице в Тамбове, (ныне Мичуринская, 9) был частью городской усадьбы и принадлежал двоюродному племяннику поэта М.А. Боратынского, внесшему бесценный вклад в создание родословной, сохранение архивов и художественных памятников рода Боратынских. Он был одним из государственных общественных деятелей, членом Тамбовского губернского земского собрания, состоял в Дирекции Тамбовского отделения Императорского русского музыкального общества, способствовал развитию музыкального образования, принимал непосредственное участие в создании Тамбовского музыкального училища. 49


Не отказываясь от идеи создания государственного музея-заповедника в Маре, ныне, на наш взгляд, важно сохранить фамильную усадьбу М.А. Боратынского как уникального мемориала истории и культуры региона. После реставрации целесообразно разместить в ней ТОЛХМ со статусом научно-исследовательского и культурно-просветительного центра с постоянно действующей экспозицией, посвященной жизни и творчеству Е.А. Боратынского. Это послужит возрождению интереса к духовной культуре Мары, созданию научной и общественной среды, способной решать вопросы возрождения усадьбы и воспитания у подрастающего поколения чувства патриотизма. Тем более, что ТОЛХМ показал свою жизнеспособность и определил круг приоритетов, связанных с возрождением усадебной культуры Боратынских. Под эгидой областного управления культуры он провел Всероссийский научный семинар “Духовные традиции усадебной культуры рода Боратынских” (25–26 сентября 2004 г.), посвященный 200-летию усадьбы Мара и 160-летию памяти поэта; Первые областные литературные чтения в доме М.А. Боратынского (26 мая 2005 г.).

Думается, что с усилением внимания государства и общества к усадебной культуре в стране создание музея-заповедника Е.А. Боратынского в Маре станет неизбежным50, и наши потомки смогут гордиться им, как мы сегодня гордимся Музеем-усадьбой С.В. Рахманинова в Ивановке. Для этого есть предпосылки: в с. Софьинка, в помещении средней образовательной школы, открыта комната-музей Е.А. Боратынского; надгробные памятники, свидетельствующие о жизни Мары и ее обитателях, установлены на историческом месте родового некрополя (часть из них реставрированы). Возможно, при участии Тамбовской епархии удастся возродить храм Вознесения Господня, построенный в 1818 г. матерью поэта А.Ф. Боратынской и разрушенный в 1954 г. На этом Святом месте в день праздника Вознесения Господня с 1996 г. совершаются богослужения.

Однако главным музейным центром с. Софьинка "должен стать возрожденный усадебный дом Боратынских". Для этого требуется скорректировать проект, выполненный институтом “Тамбовгражданпроект” (В.М. Белоусов, А.И. Захаров)51; определить источники финансирования, в том числе внебюджетной сферы (спонсорства); подрядную проектную и строительную организации выбрать на конкурсной основе; проводить работы с учетом результатов археологических раскопок, новых научных и геодезических изысканий. Следует продолжить реконструкцию некрополя Боратынских и сохранить центральную часть аллеи парка Мары, которая по сей день вырубается52.


В качестве источниковедческой базы необходимо использовать фонды ГАТО, касающиеся рода Боратынских; архив Мары из РГАЛИ, ИРЛИ, ОР РГБ; коллекцию В.Г. Шпильчина из фондов ТОЛХМ. К сожалению, в свое время не была использована возможность приобретения архива А.Н. Тарховой: рукописей книг, воспоминаний и фотографий М.А. Боратынского, а также фамильной посуды Боратынских, хранившейся у Д.А. Позднякова. Большое значение в изучении и восстановлении Мары имеют труды московского филолога А.М. Пескова53. Научный потенциал заключен в мемуарно-документальных материалах: воспоминаниях Д.А. Позднякова54, Е.Н. Шаховой55, А.Н. Тарховой56, управляющего имением Ильиновка М.А. Заверячева57, митрополита Вениамина (Федченкова)58; в работах В.П. Пешкова59, В.Е. Андреева60; М.А. Климковой61.

Как видно из этого анализа архивных источников и публикаций, многократные усилия энтузиастов по созданию музея-заповедника в Маре, характеризующего духовно-нравственную ауру рода Боратынских, не принесли пока долгожданного результата. Однако сделанное ими не пропало даром; идея увековечения памяти современника и друга А.С. Пушкина, поэта мирового уровня Е.А. Боратынского продолжает волновать культурную общественность. И сегодня, пожалуй, наступают более благоприятные времена для ее воплощения в жизнь в жизнь. На исходе 2005 года кабинет правительства России по инициативе министра культуры и массовых коммуникаций РФ А.С. Соколова рассмотрел комплекс проблем, относящихся к музеям-заповедникам и поручил разработать конкретные, в том числе законодательные меры в их поддержку62.

Хочется верить и надеяться, что данная статья послужит поводом для конкретных дел, что в нашем Отечестве жизнь исчезнувших русских усадеб как историко-культурных центров, связанных с деятельностью выдающихся личностей в XXI веке, возродится.

Примечания


1 Боратынский // Руммель В.В. Родословный сборник русских дворянских фамилий / Руммель В.В., Голубцов В.В. СПб., 1987. Т. 1. С. 156–163; С. 116: герб Боратынских; Боратынский М.А. Род дворян Боратынских: прил. к “Летописи И.-Р. <историко-родословного> о-ва” за 1870 г. М., 1910. 18 с.

2 Сергей Александрович Соболевский, поэт, библиофил и библиограф. См.: Чичерин Б.Н. Из моих воспоминаний: по поводу дневника Н.И. Кривцова // Боратынский Е.А. Стихотворения. Письма. Воспоминания современников. М., 1987. С. 374.

3 Дата рождения Е.А. Боратынского до настоящего времени является предметом дискуссии. Существует две точки зрения: 19 февраля и 7 марта 1800 г. См.: ГАТО. Ф. 161. Оп. 1. Д. 4561. Л. 213, 162; Ф. 1049. Оп. 2, Д. 519. Л. 1; РГАЛИ. Ф. 51. Оп. 1. Д. 180. Л. 120–121. См. также: Шпильчин В.Г. Когда родился Баратынский? // Тамб. правда. 1976. 27 февр.; То же // Вопросы литературы. 1976. № 9. С. 318; Песков А.М. О дате рождения Е.А. Боратынского // Там же.- 1988. № 4. С. 270–271; Летопись жизни и творчества Е.А. Боратынского / Сост. А.М. Песков. М., 1998. С. 48; Ходякова Г.И. Так когда же родился Е.А. Боратынский? // Тамб. жизнь 2000. – 18 марта; К 200-летию Боратынского: сб. материалов междунар. науч. конф., 21–23 февр. 2000 г. М., 2002. С. 211–218 <М.А. Климкова>, 222–224 <А.М. Песков>, 225–231 <В.Е. Андреев>; Бабайцева Н.Б. Еще раз о дне рождения Боратынского // Новые страницы боратыноведения: сб. материалов междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 200-летию со дня рождения Е.А. Боратынского. Тамбов, 2004. С. 269–272.

4 Эйхенбаум Б.М. О поэзии.- Л.: Совет. писатель, 1969. С. 320.

5 Кончин Е. Ждет заповедный холм // Совет. культура. 1985. 2 апр.

6 ГАТО. Ф. Р-1487. Оп. 1. Д. 4. Л. 19.


7 ГАТО. Ф. Р-1487. Оп. 1. Д. 4. Л. 20–20 об.

8 Терновский Николай Николаевич, инспектор Главархива республики, уполномоченный Главного управления архивным делом по Тамбовской губернии. См.: ГАТО. Ф. 1487. Оп 1. Д. 4. Л. 18.

9 Сперанский Кирилл Петрович, сотрудник отдела научных библиотек и подотдела провинциальной охраны музейного отдела Наркомпроса (1919), ГИМ. См.: ГАТО. Ф. Р-1487. Оп. 1. Д. 4. Л. 83–84 об. См. также: Исаян Т.Д. Архив Боратынского // Тамб. правда. 1982. 20 янв.; То же // Мир информации. 2004. 6 апр. С. 12; Кончин Е. Революцией призванные: рассказы о московских эмиссарах. М., 1988. С. 180–188.

10 Е.А. Боратынский: Биобиблиогр. указ. / Сост. А.А. Соболева и др. Тамбов, 1989. 122 с.

11 Белоусов В.М. Читатель беспокоится // Лит. Россия. 1976. 8 окт.; Михайлов В. [Белоусов В.М.] Возвращение Боратынского // Совет. Россия. 1983. 6 апр.; Родовое гнездо Боратынских // Тамб. жизнь. 1999. 10 июля.

12 ГАТО. Ф. Р-3443. Оп. 1. Д. 5428. Л. 101 а.

13 Соболева А.А. Портреты провинциальной интеллигенции: тамб. художник-краевед В.Г. Шпильчин // Феномены провинции: проблемы интеллигенции: межвуз. сб. науч. тр. / ТГУ им. Г.Р. Державина. Тамбов, 1996. Вып. 4. С. 48–59.

14 Тамбовский областной литературно-художественный музей (ТОЛХМ) Книга поступлений (КП) №№ 5262, 5263, 5275; ГАТО. Ф. Р-3443. Оп. 1. Д. 5428. Л.Л. 62, 63.

15 ГАТО. Ф. Р-3443. Оп. 1. Д. 5428. Л.Л. 53–55, 66; Ф. Р-5302. Оп. 1. Д. 200. Л. 5–6.

16 ГАТО. Ф. Р-3443. Оп. 1. Д. 5428. Л. 61 а; ТОЛХМ КП №№ 5264, 5266.


17 ТОЛХМ КП № 5293.

18 ГАТО. Ф. Р-3443. Оп. 1. Д. 5585. Л. 61–62;; то же: Ф. Р-5302. Оп. 1. Д. 225. Л. 2; Д. 227. Л.Л. 34, 36–38;

19 ГАТО. Ф. Р-4572. Оп. 1. Д. 206 б. Л. 113–116.

20 ГАТО. Ф. Р-5302. Оп. 1. Д. 270. Л. 26; ГАТО. Ф. 3443. Оп. 1. Д. 5887. Л.Л. 6, 14–15; ТОЛХМ КП №№ 5268, 5280, 5281, 5271–5272, 5270, 5273.

21 ГАТО. Ф. Р-3443. Оп. 1. Д. 5887. Л.Л. 7, 9–13, Л. 20.

22 ГАТО. Ф. Р-5302. Оп. 1. Д. 300. Л.Л. 53, 59, 60.

23 ГАТО. Ф. Р-5302. Оп. 1. Д. 335. Л.Л. 1, 4–5; см. там же: Д. 336 Л.Л. 69,82

24ТОЛХМ КП №№ 5277, 5276. См. также: письмо зам. министра А.И.Шкурко пред. Тамб. облисполкома Подольскому Е.М. (№236.01-66/5-17 от 06.10.1981).

25 ТОЛХМ КП № 5283.

26 ТОЛХМ КП №№ 5244, 5245, 5285.

27 ТОЛХМ КП № 5284; см. также: «Расписка» зам. председателя президиума обл. совета ВООПиК Диденко Н.С. «О получении от управления культуры документации на благоустройство охранной зоны и территории усадебного дома Боратынского» в 5-ти т. (07.09.1982); ГАТО. Ф. Р-5302. Оп. 1. Д. 373. Л. 65 (Протокол № 5 (7) заседания Президиума совета ТОО ВООПиК).

28 ГАТО. Ф. Р-5302. Оп. 1. Д. 369. Л.Л. 12, 13.

29 ГАТО. Ф. Р-5302. Оп. 1. Д. 440. 2 л.

30 ТОЛХМ КП № 5287.

31 ТОЛХМ КП №№ 5287, 5288, 5290, 5291. См.: письмо А.И. Захарова (с приложением пояснительной записки) секретарю обкома КПСС А.А. Хомякову от 24 августа 1984 г. // Личный архив Л.В. Гюльназарян-Пешковой 5 с., коп.


32 Решение Тамб. облисполкома (№ 142 22.03.1978) "Об открытии в с. Ивановка мемориального дома-музея С.В. Рахманинова" на правах филиала ТОКМ; 18.07.1982 состоялось его открытие; 24.04.1987 дом-музей был переименован в Музей-усадьбу. См.: ГАТО Ф. Р-14778. Оп. 1. Д. 585. 2 л.; см.: Климкова М.А. Миражи и тайны усадебного дома // Мир музея, 2002. № 1. С. 13.

33 ТОЛХМ КП № 5289.

34 ГАТО. Ф. Р-5302. Оп. 1. Д. 483. Л.Л. 7, 13.

35 ГАТО. Ф. Р-5302. Оп. 1. Д. 478. Л.Л. 14–15, 19.

36 ГАТО. Ф. Р-5302. Оп. 1. Д. 508. Л.Л. 17–22, 42–43.

37 Белоусов В.М. Родовое гнездо Боратынских // Тамб. жизнь. 1999. 10 июля.

38 Куликов А.С. Мемориал Е.А. Боратынского: история и проблемы восстановления усадьбы Мара // Венок Боратынскому: материалы I и II Рос. науч. чтений «Е.А. Боратынский и русская культура». – Мичуринск, 1994. – С. 14-17.

39 Андреев В.Е. И наша свеча не будет лишней: о работе экспедиции // Мичурин. правда. 1996. 29 авг.; В стране Евгения Боратынского // Русские провинциальные усадьбы XVIII – нач. XX в. Воронеж, 2001. С. 377–390.

40 О некрополе Боратынских в Маре см.: Отчет о работе отряда Тамбовской археологической экспедиции по раскопкам некрополя на территории бывшей усадьбы Боратынских Мара 16–28 августа 1999 г. // Фонды Инспекции охраны историко-культурного наследия Тамбовской области; см. также: ТОЛХМ КП № 2074; Шпильчин В.Г. “На плитах надписи темнеют…”: из истории некрополя Боратынских // Тамб. жизнь. 1999. 18 сент.; Андреев В.Е. Некрополь Боратынских в Маре // Культура русской провинции: проблемы изучения в Тамбовском крае. Тамбов, 1999. Вып 3. С. 33–43.


41 См.: Отчет о работе отряда Тамбовской археологической экспедиции по раскопкам некрополя и остатков фундамента дома Боратынских на территории бывшей усадьбы Боратынских Мара 29.05–08.06, 20.06–30.07.2000 г. // Фонды Инспекции охраны историко-культурного наследия Тамбовской области. См. также: ТОЛХМ КП № 2075.

42 Схематический план парка имения Мара (реконструкция А.В. Климкова) // Климкова М.А. “По наряду из Розряду…”: очерки из истории культуры Тамбовского края. Тамбов. 2004. С. 56.

43 Новые страницы боратыноведения: сб. материалов междунар. науч.-практич. конф., посвящ. 200-летию со дня рождения Е.А. Боратынского). Тамбов, 2004.

44 Фамильные портреты рода Боратынских: из собраний Тамбовской областной картинной галереи и Тамбовского областного краеведческого музея / Сост. В. Козлова, Е. Романенко. Тамбов, 1999. 53 с.

45 По результатам экспедиции издан сб.: Фольклор Мары / Сост. А.М. Кальницкая и др. Тамбов, 2000. 77 с.

46 Решение Тамб. облисполкома (№ 352 от 21.11.1988 г.) «О создании в Тамбове музея литературы и искусства». (К сожалению, во время капитального ремонта дом Борятинских на берегу р. Студенца, в котором планировалось размещение музея, сгорел). См.: ГАТО. Ф. Р-1478. Оп. 1. Д.921.2л.; Постановление администрации Тамб. области (№ 270 от 24.04.2003) "О создании ГУК “Тамбовский областной литературно-художественный музей”"

47 О деятельности В.Г. Шпильчина и его коллекции. См.: Летопись жизни и творчества Е.А. Боратынского/ сост. А.М. Песков. М. 1998. С. 48; Кончин Е. Когда безразличие обходится дорого: командировка по письму // Совет. культура. 1980. 4 апр.; Борисова С.Л. Тамбовский краевед В. Шпильчин: материалы к биобиблиографии Е.А. Боратынского: диплом. работа; науч. рук. А.А. Соболева. Тамбов, 1993. 142 с. // ТОХЛМ КП № 2072. Машинопис.; Овсянников И. Хранитель духа Мары // Тамб. жизнь. 1997. 8 апр.; Хранитель духа Мары: к 75-летию со дня рождения художника и краеведа Владимира Шпильчина // Тамб. жизнь. 26 дек. 1998; Фадеева М. Хранитель духа Мары: в клубе друзей Мары // Город на Цне. 1997. 3 апр; Писарев Е. Званных много, а призван Шпильчин // Тамб. время. 2003. 19 марта; Свет одинокой звезды // Рос. газета. 2003. 14 марта; Архив управления культуры Администрации Тамбовской области. Приказ № 178 от 18.10.1999. К 200-летию со дня рожд. Е.А. Боратынского; Климкова М.А. «Здесь еще живет его доступный дух…» // Слово. 2000. № 1. С. 51–55; Портрет крупным планом: коллекционер Владимир Георгиевич Шпильчин // Тамб. жизнь. 2002. 23 февр.; Щедрый дар краеведа Шпильчина // Там же. 2004. 5 марта; «В любовь во единую слиться…»: история одного экспоната // Там же. 2004. 5 июня.

48 РГАЛИ. Ф. 51. Оп. 1. 525. Д. 13348 л.; ТОЛХМ КП № 5239–5261; см. также: Гюльназарян-Пешкова Л.В. Рыцарь Мары // Тамб. жизнь. 2000. 1 марта; Память сердца // Тамб. жизнь. 2005. 16 авг.


49 О М.А. Боратынском и его доме см.: Боратынский М.А. Указ соч. <см. примеч. № 1>; Год в походе: воспоминание участника русско-турецкой войны 1877–1878 гг. Тамбов, 1903. См. также: ИРЛИ РАН (Пушкинский Дом). Ф. 33. Оп. 2. Д. 622; ГАТО Ф. 17. Оп. 33. Д. 43. Л. 51 об.; Список членов Тамбовского земского собрания, участвующих в очередной сессии 1909 г. // ТОЛХМ КП № 1451 (коллекция В.Г. Шпильчина);: Климкова М.А. Усадебная культура XIX в. и начало музыкального образования в Тамбовской губернии: из истории рода Боратынских // 120 лет музыкального образования в Тамбове: история, проблемы, перспективы: материалы регион. межвуз. науч.-практ. конф. 13–14 марта 2002 г. Тамбов, 2002. С. 91–111; Музыка в дворянских семьях: дом М.А. Боратынского на Козловской улице // Творчество С.В. Рахманинова в контексте мировой музыкальной культуры. Опыт и новые направления исследований на рубеже XX – XIX вв.: материалы III Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 130-летию С.В. Рахманинова. Тамбов, 2003. С. 243–250; Евгений Боратынский на Тамбовщине // Мир музея. 2004. № 7. С. 8–13; Боратынские в Тамбове // Тамб. жизнь. 2000. 6 сент.; Музыкальные традиции дворянских семей // Там же.- 2003. 15 февр.; Тамбовские «братушки» в Болгарии // Там же. 2003. 5 марта; «Ничто существующее исчезнуть не может…» // Там же.- 2003. 5 июля; Немой свидетель былой эпохи // Там же. 2004. 16 окт.; Романенко Е.В. и др. Происхождение и бытование фамильных портретов рода Боратынских в собрании Тамбовских музеев // Новые страницы боратыноведения: сб. материалов междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 200-летию со дня рождения Е.А. Боратынского). Тамбов, 2004. С. 164–175; Казьмина Е. Музыкальный кружок Баратынского // Тамб. жизнь. 1999. 23 июля; Тамбовская энциклопедия. Тамбов, 2004. С. 361.

50 См.: Климкова М. «В садах Элизия, у вод счастливой Леты…»: о концепции музея Е.А. Боратынского // Мир музея. 2002. № 3. С. 4–9.


51 ТОЛХМ КП № 618–625 (проект В.М. Белоусова и А.И. Захарова «Восстановление усадебного дома Баратынских Мара». 1979) Коп.

52 Климкова М. Парк Мары // Тамб. жизнь. 2004. 20 марта; Данилов Н. Вырубят ли парк в Маре? // Тамб. жизнь. 2004. 7 апр.

53 Песков А.М. Боратынский: истинная повесть. М., 1990. 380 с.; Летопись жизни и творчества Е.А. Боратынского. М., 1998. - 485 с.

54 Поздняков Дмитрий Алексеевич, уроженец Кирсановского уезда, служил у М.А. Боратынского писарем, оставил воспоминания о Боратынских. См.: ТОЛХМ КП № 1482 (коллекция В.Г. Шпильчина).

55 Шахова Е.Н. <урожд. Черкасова – воспитанница Е.А. Дельвиг>. Воспоминания о родине поэта Боратынского «Мара», Тамб. губ., Кирсанов. уезда, с. Вяжля. Рук. 37 с. // ТОКМ. Ф. 17. 1977; Описание дома Боратынских к плану в Маре. Рук. 15 с. // Там же. Ф. 17. 1980. См. также: ТОЛХМ КП № 1472 (коллекция В.Г. Шпильчина).

56 Тархова Анастасия Николаевна, с детских лет жила в Маре. Ее мать, Юлия Васильевна Покровская, с 5 лет воспитывалась в семье Боратынских в Маре. См.: Тархова А.Н. «Минувшее сном летучим…»: об имении Боратынских Мара // Лит. Тамбов. 1989. №3. С. 12; Тархова А.Н. Воспоминания // ТОЛХМ КП № 1478 (коллекция В.Г. Шпильчина).

57 «Тихие дни»: дневник управляющего: из истории усадьбы Боратынского / Под ред. М. Климковой // Источник. 2001. № 2. С. 5–50; Климкова М.А. Из дневника управляющего // Тамб. жизнь. 2001. 5 сент.

58 Митрополит Вениамин (И.А. Федченков, 1880–1961), духовный писатель, родился в имении Боратынских Ильиновка в семье бывшего крепостного крестьянина, в 1880–1890 жил в селах Софьинка, Сергеевка, Ивановка. См.: Митрополит Вениамин (Федченков). На рубеже двух эпох / Под ред. А.К. Светозарского. М., 1994.


59 Пешков Владимир Павлович, писатель, журналист. См.: Пешков В.П. «Моя начальная любовь...». Воронеж, 1974. 136 с.; «Звезда разрозненной плеяды…» / Ред.-сост. Л.В. Гюльназарян-Пешкова. Тамбов, 1999. 178 с.; «Страницы прошлого читая…». 2-е изд.; испр., доп. Тамбов, 2004. 244 с. См. также: Гордеев Н., Пешков В. Тамбовская тропинка к Пушкину / Сост. Л.В. Гюльназарян-Пешкова. - 3-е изд., испр. и доп. Тамбов, 1999. 219 с.

60 См.: Андреев В.Е. Е.А. Боратынский в Тамбовском краеведении // Венок Боратынскому: материалы I и II науч. чтений. Мичуринск, 1994. С. 118–123; Литературные традиции Тамбовской земли. М., 1995; Надгробия в Маре // Литературные чтения в усадьбе Боратынских 21–22 мая 1996. Казань, 1996. С. 41–51; Приют муз в «смиренной глуши» Тамбовского края: усадьба Боратынских Мара как центр культуры русской провинции // 60 лет Тамбовской области. 200 лет Тамбовской губернии: материалы науч. прак. конф. Тамбов, 1997. С. 40–41; Литераторы на Тамбовской земле. Мичуринск, 1998. 141 с.; Судьба Ядровки – имения поэта Е.А. Боратынского // Культура русской провинции. Тамбов, 2002. С. 41–47; О написании фамилии поэта Е.А. Боратынского // Литература и история. М., 2002. Вып. 3. С. 72–81. См. также: Андреев В.Е. примеч. №№ 3, 39, 40.

61 См.: Климкова М.А. «Усталый труженик, спешу к родной стране...» // Мир музея. 1999. № 7. С. 2–15. Художественная летопись рода Боратынских // Наше наследие. 2000. № 55. С. 127–137; Миражи и тайны усадебного дома: [об истории несостоявшегося в 1970-1980 гг. строительства музея на родине поэта] // Мир музея. 2002. № 1. С. 8-16; Образ Казанской Богоматери в истории рода Боратынских // Литературные чтения в усадьбе Боратынских (19–20 марта 2002 г.). Казань, 2002. С. 33–34; Поклон учителю // Слово. 2003. № 1. С. 65–69; Отражение жизни имения Боратынских в иконописном убранстве Вознесенского храма // Новые страницы боратыноведения: сб. материалов междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 200-летию со дня рождения Е.А. Боратынского. Тамбов, 2004. С. 52–63.


См. также Климкова М.А. №№ 3, 42, 47, 49, 50, 57.

62 Мартовицкая А. Ведомство важных поручений: Минкультуры добилось права заниматься проблемой музеев-заповедников/ А. Мартовицкая// Культура. 2005. 8-14 дек. С. 3.

Сведения об авторе:

Соболева Антонина Александровна, канд. пед. наук, профессор, зав. научно-исследовательской лабораторией “Информационные ресурсы краеведения”, профессор кафедры библиотековедения и документоведения академии управления и сервиса Тамбовского государственного университета им. Г.Р.Державина, профессор кафедры архитектуры и строительства зданий Тамбовского государственного технического университета, Заслуженный работник культуры РФ, член-кор. РАЕН.

392004, г. Тамбов-4, д. 20, кв. 21. Тел. 8(4752) 74-70-17 (дом.)