repead.ru 1

Общественное сознание как фактор демократизации: количественные и качественные оценки

В.А. Касамара, ГУ-ВШЭ, vkasamara@hse.ru, А.А. Сорокина, ГУ-ВШЭ, aasorokina@mail.ru


Успех модернизации во многом зависит от уровня общественного согласия и стартовых условий, в которых запускаются реформы. Важнейшей предпосылкой процесса демократизации является наличие институциональной среды, которая готова принять, а не отвергнуть новые «правила игры». Зрелость институциональной среды может определяться наличием у граждан чувства национального единства, общим уровнем экономического развития, определенными культурными условиями. Поэтому знание социального, политического, экономического и культурного контекста – это обязательные условия для выстраивания успешной стратегии дальнейшего развития страны. Неверная оценка стартовых условий и качества человеческих ресурсов является серьезным препятствием на пути модернизации.

В последнее время в политической науке заметно возрос интерес к исследованиям политического сознания граждан, которые живут в условиях демократического транзита и «новых» демократий, а следовательно, вынуждены усваивать и учиться применять на практике демократические правила и процедуры. Ряд таких исследований представлен в новейшем сборники разработок в области политического поведения «The Oxford Handbook of Political Behavior». М. Кент Дженнингс, один из авторов данного издания, считает, что меняющийся мир предоставил ученым уникальную возможность. Сегодня многие посттоталитарные страны стали своеобразной лабораторией, где политологи могут наблюдать, как прививаются и приживаются демократические нормы и ценности, а также выявлять факторы, которые затрудняют процесс демократизации. [Дженнингс, 2007].

Г. Лассуэлл в своей работе «Democratic Character» утверждает, что изначальная предрасположенность граждан к демократии или авторитаризму может быть объяснена личностными качествами человека, его жизненными ориентациями, отношением к себе и к окружающим. Исследователь выделил пять основных черт, описывающих демократическую личность, а следовательно, определяющих готовность человека к демократическому политическому режиму. Во-первых, открытость и, соответственно, готовность к восприятию чужого мнения. Во-вторых, плюрализм и готовность к переменам. В-третьих, вера в человеческие возможности. В-четвертых, чувство собственного достоинства. В-пятых, отсутствие у людей страхов и беспокойства из-за того, что в жизни встречаются различные сложности. Сам факт существования в жизни неудач и необходимость преодоления сложностей должны восприниматься человеком как один из способов получения жизненного опыта, а не повод для снижения самооценки и появления комплекса неполноценности. Демократической личности свойственно рассчитывать на собственные силы, брать на себя ответственность за свои поступки, что в свою очередь способствует формированию чувства собственного достоинства. Демократическая личность не страдает ксенофобией, поэтому терпимо относится к людям другой национальности. Для нее внешний мир не является источником угроз, а конкурентная среда является обязательным элементом развития и изменений. [Lasswell, 1951]


Между демократическими качествами, перечисленными Г. Лассуэллом, есть много общего с концепцией отрытой (“open belief systems”) и закрытой системы ценностей (“closed belief systems”) М. Рокича. Человек с закрытой системой ценностей имеет сильную веру в авторитет, отвергает разнообразие, склонен к фатализму, имеет заниженную самооценку и во всем видит угрозу. Кроме того, страх перед кем-то или чем-то рассматривается М. Рокичем как ключевой элемент закрытого сознания, для которого характерна нетерпимость и навязчивая идея собственного превосходства. [Rokeach, 1960]

В ноябре 2008 года Лаборатория политических исследований ГУ–ВШЭ начала работу над широкомасштабным исследовательским проектом: «Политическое сознание российского общества». Основная его цель – реконструировать политическое сознание россиян, для того чтобы бы выявить основные факторы, мешающие процессу демократизации.

Данный проект состоит из нескольких этапов, которые посвящены изучению сознания различных групп российского общества: подростков, политической элиты, маргиналов, военных, пенсионеров и пр. 1

В рамках данной статьи представлены результаты второго этапа исследования, посвященного политическому сознанию российской политической элиты и военнослужащих, которое проходило в марте-июле 2009 года. В рамках данного исследования было проведено интервьюирование 100 представителей российской политической элиты (депутатов Государственной Думы ФС РФ, политологов и экспертов) и 150 военнослужащих из 38 регионов РФ в возрасте от 18 до 27 лет2.

В рамках исследования выявлялись и сравнивались:


  • основные представления исследуемых целевых аудиторий о России и ее будущем;

  • представления респондентов о врагах России;

  • нормативные представления респондентов о президенте страны/государственном лидере и его политике.

Данное исследование опиралось на качественные методы – проведение глубинных интервью (средняя продолжительность 20-30 минут) и их дальнейший дискурсивный анализ, который позволил раскрыть содержательные компоненты политических представлений исследуемых групп.


В своей работе мы руководствуемся идеей о том, что готовность граждан воспринять перемены является важной предпосылкой успеха процесса модернизации. К подобному заключению сводится, например, работа Р. Хеффернана “The Possible as the Art of Politics”, в которой исследователь приходит к выводу о том, что базовый общественный консенсус, возникший в результате принятия, понимания и разделения идей неолиберализма, позволил провести успешную экономическую политику в Великобритании в послевоенное время. [Heffernan, 2002] Роль общего идейного консенсуса для эффективной реализации новой политики рассматривается также в работе Я. Роуландсома “The Development of Renewable Electricity Policy in the Province of Ontario: The Influence of Ideas and Timing”, где особый акцент автор делает на роли общественного одобрения в процессе проведения новой энергетической политики в штате Онтарио. [Rowlands, 2007] Поэтому целью работы был анализ сходства/различия взглядов различных общественных групп по ключевым вопросам общественно-политической жизни страны.

Образ России

Каждый второй участник исследования в обеих исследуемых группах дал позитивную характеристику образа страны. Каждый пятый респондент отозвался о России негативно, а каждый третий – затруднился с ответом.

Позитивные характеристики образа России, которые предлагала как политическая элита, так и военнослужащие, не сильно различаются и их можно выразить словами из песни: «Широка страна моя родная, много в ней лесов полей и рек, я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек». Так, для многих участников исследования, Россия – это «страна, богатая полезными ископаемыми и зерновыми культурами». Кроме того, Россия – это «динамично развивающееся демократическое государство». Респонденты обеих исследуемых групп наделяли Россию имперскими характеристиками, утверждая, что «мы государство мирового уровня» и «без нашего участия не рассматриваются важнейшие мировые проблемы».


При этом характеристики России, предлагаемые политической элитой, чаще сводились к «особой» роли и месту нашей страны и в международной политике, и в культуре: «Россия – великая страна со своими традициями, со своей культурой, которая является мостом между Европой и Азией». Военнослужащие, как правило, акцентировали внимание на военной мощи страны, подчеркивая, что Россия – это «великая держава: могучая, мощная, непобедимая, сильная в военно-политическом отношении».

Негативные характеристики образа России, высказанные политической элитой, отличаются подробным анализом политического режима, экономического уровня развития и отсутствием внимания к социальным проблемам. По словам большинства представителей политической элиты, негативно воспринимающих современную Россию, страна коррумпирована, «балансирует на грани просвещённого авторитаризма», имеет «полуторопартийную систему», «завышенные амбиции, которые не знает как реализовать». Основная проблема экономики, по их мнению, заключается в ее «архаичности», «неэффективности», «отсутствии здоровой конкуренции», «не соответствии стандартам 21 века». По словам участников исследования, у России есть «огромный потенциал как человеческий, так и природный», но пользоваться этим потенциалом «мы не научились».

Для «простого человека», по мнению представителей политической элиты, «Россия представляется непредсказуемой страной с двойными стандартами, не уважающей своих граждан», «тяжёлой для проживания и фальшивой по ценностям». «Апатичное» российское общество состоит из «простых людей с подорванными нравственными установками, не ориентированными на совместные действия» и элиты, «которая не доверяет ни самой себе, ни обществу, а живет и работает в своих собственных интересах».

Негативные отзывы военнослужащих основываются на мнении, что Россия – это «фальшивая» страна, «погрязшая во лжи», в которой «нет стабильности и порядка», а есть «чиновники-взяточники». Кроме того, в стране «отсутствует стратегия развития», поэтому «люди здесь не живут, а выживают». В экономическом плане Россия – это «сырьевая база» с «низкой конкурентоспособностью» и «слаборазвитой экономикой».


Негативному взгляду военнослужащих на Россию способствуют и социальные проблемы, которые в ходе исследования в среде политической элиты ни разу не упоминались. Военнослужащие считают, что идет «деградация населения страны», главными причинами которой являются «алкоголизм и наркомания».

Сценарии будущего развития России

Для того чтобы разработать сценарии будущего развития России, участникам исследования задавался вопрос: «Какой будет Россия через 10-12 лет?». Прогнозы, предложенные и политической элитой, и военнослужащими, условно можно разделить на три группы: оптимистические, пессимистические и реалистические.

Оптимисты среди представителей политической элиты и военнослужащих считают, что в ближайшие 10-12 лет «Россия станет сверхдержавой», потому что «будет занимать лидирующее положение в мире» и «к нам все будут прислушиваться». Такие заявления оптимисты делают на основании того, что уже сегодня правительством и президентом задан курс на построение «сильного централизованного государства», «реализуется программы партии “Единая Россия”», а также воплощаются в жизнь «четырех “И”, озвученные Медведевым»3. Таким образом, оптимистический сценарий вполне можно назвать и авторитарно-великодержавным.

Пессимисты говорили, что на сегодняшний день в России нет никаких предпосылок для позитивного прогноза будущего страны. Россияне «будут обречены жить в сырьевой стране», при жестком авторитарном режиме «по путинскому варианту». Со временем «уровень жизни упадет», «будет нарастать межнациональная, межконфессиональная, межрегиональная конфронтация», «люди будут вымирать», что приведет к распаду страны. «Через 10-15 лет Россия перестанет существовать в своих нынешних границах». По словам респондентов, в первую очередь Россия потеряет Дальний Восток.

В сценариях реалистов присутствовала речевая конструкция «если, то». Если страна пойдет по пути модернизации и демократизации, т.е. сделает «экономику более гибкой», а «политическую систему более отзывчивой и открытой», то у России есть шанс «стать зрелой демократией» и «членом семьи демократических государств», «перейти на постиндустриальный уровень развития», а самое главное – «сохранить свою целостность».


Враги России

Каждый третий опрошенный представитель политической элиты назвал главным врагом современной России «нынешнюю власть»: «Если под врагами России понимать тех, кто против её демократического будущего, то это люди, которые сейчас стоят у власти».

Каждый пятый участник исследования считает, что основными врагами России являемся мы сами: «Наш главный враг находится внутри нас. У подавляющего большинства российских граждан не хватает навыков участия в общественной жизни, нет понимания механизмов управления государством». При этом элита отказывается отвечать за нынешнюю политическую ситуацию и обвиняет во всем «аполитичное общество», которое, по их мнению, традиционно руководствуется «российским авось» и которому «лишь бы ничего не делать, а переложить ответственность на кого-то другого».

Каждый шестой представитель политической элиты назвал врагами России США и Грузию, которые «проводят достаточно враждебную политику по отношению к нашей стране».

У военнослужащих, в отличие от политической элиты, ассоциация США с врагом России развита намного сильнее. Так, каждый второй военнослужащий считает, что в США существует «специальный план уничтожения России». Согласно этому плану «на разрушение нашей страны выделяют огромные деньги». Основным «приспешником» Америки в разрушении России, по мнению большинства военнослужащих, является Грузия.4

Политика «идеального» президента России

Для того чтобы определить, какова роль идеального президента в процессе демократизации и модернизации страны, интересно было сопоставить направления политики лидера страны и его образ, которые называли две исследуемые группы. Для элиты это, в первую очередь, «честный, порядочный, образованный» политический лидер, имеющий «стратегическое видение» и занятый экономической модернизацией и выстраиванием демократических институтов. Решение социальных вопросов в качестве приоритетного направления политики президента политической элитой не рассматривалось.


Для военнослужащих же решение социальных проблем, с которыми они сами непосредственно сталкиваются, является основной задачей президента, который должен быть «жестким» и «справедливым», а главное – «любить свой народ». Поэтому, по мнению респондентов, президент должен помогать малоимущим, особенно старикам, и армии. Кроме того, необходимо строить дороги, восстанавливать фабрики и заводы, что в свою очередь будет способствовать появлению дополнительных рабочих мест и как следствие снижению уровня безработицы.

Если обобщить политические представления политической элиты, то получается достаточно противоречивая картина. О себе политическая элита предпочитает говорить в третьем лице, не ассоциируя себя с людьми, имеющими непосредственное отношение к принятию решений, а также демонстрируя низкий уровень политической компетентности. Участники исследования готовы переложить всю ответственность за современные российские проблемы на «аполитичное российское общество».

Респонденты признают наличие в стране огромного количества нерешенных политических и социально-экономических проблем, но не предлагают эффективных способов их решения. В то же время многие из них считают, что Россия – это сверхдержава, играющая ключевую роль в мировом политическом процессе. При этом российская политическая элита не готова рассматривать зарубежные государства в качестве партнеров, а также рефлексировать по поводу глобальных угроз и вызовов современности. Таким образом, при огромных политических амбициях элитой демонстрируется местечковое мышление, заключенное в сосредоточенности на себе, отсутствии адекватной самооценки, а также стратегического видения будущего своей собственной страны.

Низкий уровень компетентности политической элиты подтверждается сходством их взглядов и оценок ситуации в стране с мнением среднестатистического россиянина. В нашем случае это сходство было выявлено при сравнении элиты и военнослужащих. У военнослужащих, как и у политической элиты, явно присутствуют имперские амбиции, выраженные в восприятии России как «одной из самых сильных в военно-политическом отношении державы». Вместе с тем, военнослужащие подчеркивают, что «великая держава» имеет множество нерешенных проблем, которые могут, в конечном счете, привести к ее полному развалу. Кроме того, в структуре общественного сознания военнослужащих четко прослеживается феномен «образа врага», воплощенный США, основная цель которых подорвать могущество России «по четко продуманному и разработанному плану». Военнослужащие, как и политическая элита, не упоминали в качестве угроз ни терроризм, ни проблему нераспространения ядерного оружия, ни наркоманию и пр.


Перечисленные в начале работы психологические качества, необходимые для того, чтобы принять демократические изменения и адаптироваться к ним, полностью отсутствуют как у военнослужащих, так и у политической элиты. Вместо открытости присутствует нежелание выстраивать партнерские отношения, готовность к переменам заменяется неуверенностью в завтрашнем дне и пессимистическими взглядами относительно ближайшего будущего, на смену чувству собственного достоинства приходит неверие в собственные силы, заниженная самооценка и самобичевание. Таким образом, представления респондентов о политике, их ценности и ориентации подтвердили наличие у них закрытого типа сознания по М. Рокичу, которое вполне можно назвать синонимом авторитарного синдрома, являющегося серьезным препятствием на пути модернизации и демократизации государства.

Для инновационного развития важны не только высокие технологические показатели. Важным фактором также является качество человеческих ресурсов, которые в современной России не соответствует стандартам XXI века. Готовность к демократизации на наш взгляд определяется следующими условиями.

Во-первых, это наличие критического взгляда на происходящие политические и экономические процессы, который способствует адекватной оценке своих возможностей в процессе модернизации. Критический взгляд также помог бы избежать заниженной или завышенной самооценки, что, в свою очередь, позволило бы грамотно расставить цели и определить сроки дальнейшего развития.

Во-вторых, у общества, безусловно, должны быть здоровые амбиции, основанные на адекватной оценке своих возможностей, а, следовательно, мотивирующие на достижение реальных результатов. В противном случае мы можем столкнуться с повышенным уровнем агрессии, которая возникает в результате сильного разрыва между уровнем наших притязаний и уровнем наших возможностей. [Урнов, 2008]

В-третьих, важным условием модернизации является конкурентная среда, которая распространяется как на экономическую, так и на политическую сферу. Поэтому образ патриархального руководителя совершенно не подходит для «идеального» лидера демократического государства, поскольку сменяемость – это главное условие демократического развития.


В XXI веке весь мир столкнулся с новыми угрозами и вызовами – терроризм, экологические катаклизмы, демографические проблемы, с которыми в одиночку бороться просто невозможно. Страны в лице друг друга должны видеть, прежде всего, партнеров, а не врагов. Поэтому еще одним условием для успешной модернизации и демократизации является готовность граждан страны сотрудничать с зарубежными партнерами, объединяя силы для того, чтобы дать достойный ответ вызовам современности.

Список источников:


  1. Урнов М.Ю. Эмоции в политическом поведении/ М.Ю.Урнов. – М.: Аспект Пресс, 2008.

  2. Heffernan R. 2002. The Possible as the Art of Politics: Understanding Consensus Politics. – Political Studies, vol. 50, № 3.

  3. Jennings М.Kent. Political socialization/ Oxford handbook of political behavior / edited by Russell J. Dalton and Hans-Dieter Klingemann. Oxford ; New York : Oxford University Press, 2007.

  4. Lasswell H. 1951. Democratic Character. Glencoe, Ill.: The Free Press.

  5. Rokeach, M. 1960. The Open and the Closed Mind. New York: Basic Books.

  6. Rowlands I. 2007. The Development of Renewable Electricity Policy in the Province of Ontario: The Influence of Ideas and Timing. – Review Policy Research, vol. 24, № 3.




1 Итоги первого этапа исследования были озвучены на X Международной научной конференции ГУ-ВШЭ по проблемам развития экономики и общества. Подробные результаты исследования представлены в статье Касамара В.А. Сорокина А.А. «Политическое сознание подростков: благополучные школьники vs дети улиц» // ПОЛИС. № 6. С.68-83.

2 Интервью проводились сотрудникам научно-учебной Лаборатории политических исследований С. Зарубиной, М. Максименковой и А. Соболевым.

3 В феврале 2008 года Дмитрий Медведев, выступая на Красноярском экономическом форуме, сформулировал четыре основных направления и семь задач, на которых должна сконцентрироваться Россия на четыре ближайшие года: "Мы должны сконцентрироваться на своеобразных четырех "и" - институтах, инфраструктуре, инновациях, инвестициях"


4 По данным опроса общественного мнения, проведенного агентством «GALLUP» в США в феврале 2008 года, Россию в качестве главного врага Америки рассматривают только 2% опрошенных. Первое место занимает Иран, который назвали 25% респондентов, на втором оказался Ирак – 22% опрошенных. http://www.gallup.com/poll/26653/Axis-Evil-Countries-Dominate-US-Perceptions-Greatest-Enemy.aspx