repead.ru 1 ... 2 3 4 5

Творческий вечер-встреча

с поэтом Александром Степановым


Сценарий


Уважаемые коллеги! ГУК «Самарская областная детская библиотека» предлагает вашему вниманию сценарий творческого вечера-встречи с поэтом Александром Дмитриевичем Степановым, разработанный им для встреч с юными читателями. Творческий вечер-встреча с А.Д. Степановым с участием учеников Самарского спортивного лицея прошел в Самарской ОДБ. Александр Дмитриевич с удовольствием сотрудничает с детскими библиотеками, и у всех библиотек области есть возможность пригласить его выступить для своих читателей.

Александр Дмитриевич Степанов родился 7 июня 1941 года в с. Вольная Солянка Кинель-Черкасского района Куйбышевской области. В 1965 году, окончив Куйбышевское педагогическое училище, какое-то время работал в лицее № 1 областного центра, затем служил в армии, где собственно и начал писать стихи. Подборка армейских стихов была опубликована в казахстанском районном журнале «Простор». Он получил третью премию за поэтический цикл, впервые стал лауреатом.

После армии А. Степанов учился на факультете журналистики в Казанском университете, работал редактором одной из районных газет в Оренбуржье, городской газете «Южный Урал» и, наконец, после переезда в г. Тольятти, – редактором отдела писем в «Площади свободы». Он – лауреат премии Союза журналистов СССР 1976 года, член Союза Российских писателей, заслуженный работник культуры РФ. Опубликовано около 10 авторских сборников стихов и очерков. Занятия в творческой студии «Писаки», поэтические конкурсы, фестивали в литературной гостиной Библиотеки Автограда, ежегодный конкурс «Юные музы – ВАЗу», мастер-классы – далеко не полный перечень организаторской деятельности писателя. В 1998 году он становится лауреатом ежегодной премии мэра за работу с молодежью.

Степанов номинировался в конкурсах Союза писателей России (состоит в Тольяттинском отделении Самарской писательской организации Союза писателей России) и удостоен в Самарской области литературной премии за сборник детских стихов «Я живу в Солянке Вольной...» по итогам 2005 года и второго места в Международном конкурсе детской и юношеской литературы им. А.Н. Толстого в номинации «Книги патриотических стихотворений для детей и юношества».



ТВОРЧЕСКИЙ ВЕЧЕР-ВСТРЕЧА С ПОЭТОМ

АЛЕКСАНДРОМ СТЕПАНОВЫМ

1 ведущий:

Я – ПОЭТ.

МОЙ ДЕНЬ РАБОЧИЙ

МОЖЕТ БЫТЬ И СРЕДИ НОЧИ:

ВСЯ ДЕРЕВНЯ СПИТ ДАВНО,

Я НЕ СПЛЮ, ГЛЯЖУ В ОКНО –

С МЕСТА СДВИНУТЬСЯ НЕ ХОЧЕТ

ДЕЛО ВАЖНОЕ ОДНО.

ВОТ ПРОСНУЛИСЬ ПЕТУХИ.

Я НЕ СПАЛ – ПИСАЛ СТИХИ,

ВЕЛ, В МОЕМ ПОНЯТИИ,

ЖАРКОЕ ЗАНЯТИЕ.

2 ведущий:

Это стихотворение написал поэт А.Д. Степанов. Сегодня у нас в гостях почетный гость и удивительный человек Александр Дмитриевич Степанов, лауреат премии Союза журналистов СССР, член Союза российских писателей, заслуженный работник культуры РФ, лауреат литературных премий Самарской губернии и Международного конкурса детской и юношеской литературы имени А.Н. Толстого (2006), журналистских премий г.Тольятти, замечательный поэт, наш с вами земляк. Поприветствуем его, ребята и уважаемые взрослые.

Талант детского писателя крайне редок. Редкий талант Степанова лучше всего представят его стихи.

1-й ведущий:

Александр Дмитриевич умеет разговаривать даже с самыми маленькими читателями:

Читал книжку…

Перед сном читал я книжку,

И увиделось потом:

Стулья бегают вприпрыжку,

Ведра пляшут кверху дном.

Перепутались картинки –

Даже папа не поймет,

Почему в грибной корзинке

Оказался бегемот.

Почему на крыше – утки,

А коровы на сосне…

Вот такие злые шутки

Приключаются во сне!

2-й ведущий:

Александр Дмитриевич, ребята приготовили вам сюрприз. Сейчас наши юные читатели, учащиеся второго класса загадают веселые «Загадки от дедушки Степаныча», а наши взрослые почитатели таланта уважаемого поэта попробуют найти ответы.

(Дети задают вопросы писателю).


2-й ведущий:

Поэт родился в селе с красивым названием Вольная Селянка Кинель-Черкасского района Самарской области. «Бабушкин сказ»:

Я живу в Солянке вольной.

Кто назвал ее такой?!

Почему

Не Хлебосольной,

Хлебосольной-Мукомольной,

Мукомольною,

Свекольной

Или, скажем,

Овощной?!

1-й ведущий:

Лучшие стихи А.Д. Степанова, считает поэт Андрей Усачев, – «это точное попадание в народную поэтику». Послушайте стихотворение «За Пестравочкой, за речкой».

От избы – ладонь-крылечко,

От крылечка – тропка к речке.

Выстлались тропинки –

Добрые холстинки.

Над Пестравочкой-рекой

Вижу мостик подвесной –

Чуть воды касается,

От волны качается.

Рядом рощица за речкой,

Дальше луг с цветущей гречкой

Розовые линии

Тянет в небо синее.

Там, у неба, – деревца,

Елочка – булавочкой…

Нету Родине конца

За рекой Пестравочкой!

2-й ведущий:

Очень красивый пейзаж нарисовали вы, Александр Дмитриевич. Мы с ребятами почувствовали, как любите вы свою малую родину. Наши ребята – горожане, только некоторые из них бывают в деревне в гостях. Расскажите, пожалуйста, какой-нибудь случай из вашего деревенского детства.

(Поэт рассказывает о своем детстве).

1-й ведущий:

А.Д., нам нравится ваше стихотворение «Был Пушкин прав…». С вашего разрешения, я его прочитаю (читает стихотворение). Скажите, во сколько лет вы сочинили свои первые стихи?

(Степанов отвечает на вопрос).

2-й ведущий:

А Д., наши гости хотят как можно больше узнать о Вас и Вашем творчестве. У Вас много веселых стихов, похожих на частушки, Вы, наверное, – очень веселый человек, а в юности Вы любили петь и танцевать?


(Степанов отвечает на вопрос).

А.Д., мы знаем, что в 1959 году Вы поступили учиться в Куйбышевское педагогическое училище на отделение начальных классов, у Вас много стихов про школьников, а учителем Вы работали?

(Степанов отвечает на вопрос).

2-й ведущий:

Наша встреча продолжается. Представляем вашему вниманию уникальные книги. Трехтомник «Альманах детской и юношеской литературы по итогам международного конкурса детской и юношеской художественной и познавательной литературы имени А. Н. Толстого». В сборнике опубликованы стихи нашего уважаемого гостя, так как в 2006 году поэт Степанов стал лауреатом этого литературного конкурса. Уважаемый Александр Дмитриевич, ребята сейчас прочитают нам Ваши стихи из этого альманаха.

(Читатели, учащиеся третьего класса, декламируют стихи).

1-й ведущий:

Благодарим юных чтецов. А сейчас, ребята и уважаемые взрослые, вы можете задать нашему гостю вопросы. (Аудитория задает вопросы).

А.Д., в детстве у Вас какой поэт был самый любимый?

Чьи стихи Вы знали наизусть?

А.Д., у Вас много стихов о животных: собаках, кошках. Есть стихи о черепахе, жирафе и слоне. А дома у Вас живет какое-нибудь животное?

А.Д., а внуки у Вас есть? Вы для них стихи пишете?

А.Д., есть ли песни на ваши стихи?

А.Д., с вами можно встретиться в виртуальном мире? У вас есть свой собственный сайт?

1-й ведущий:

Наша встреча с поэтом Александром Степановым подошла к концу, но встреча со стихами поэта продолжается у книжной полки.


Произведения А.Д. Степанова


  1. В Солянке-веселянке / А. Д. Степанов. – Тольятти : Акцент, 1995. – 15 с. : ил.

  2. Другая книга / А. Д. Степанов. – Тольятти, 2008. – 313 с.
  3. Меня называют поэтом / А. Д. Степанов. – Тольятти : Культурно-информ. центр «Альтернатива», 1999. – 24 с.


  4. Пестравочка / А. Д. Степанов. – Куйбышев : Куйбышев. книж. изд-во, 1988. – 14 с.

  5. Писаха Солянский : проза / А. Д. Степанов. – Тольятти : ОАО «П/П Современник», 2001. – 104 с.

  6. Черты / А. Д. Степанов. – Тольятти : Культурно-информ. центр «Альтернатива», 1999. – 64 с.

  7. Я живу в Солянке вольной… : рус. игрословица, песенки и потешки для детей / А. Д. Степанов. Тольятти : ОАО «П/П Современник», 2002. – 128 с.

  8. Я живу в Солянке вольной… : стихи, потешки, игрословица / А. Д. Степанов. – Тольятти : ОАО ПП «Современник», 2002. – 128 с.

  9. Ярмарка в Пестравке / А. Д. Степанов. – Куйбышев : Куйбышев. книж. изд-во, 1983. – 72 с.



ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ «САМАРСКАЯ ОБЛАСТНАЯ БИБЛИОТЕКА ДЛЯ СЛЕПЫХ»


О.Н. Волкова,

зав. отделом обслуживания

И.В. Петина,

библиотекарь читального зала

«Гутенберг незрячих»:

к 200-летию со дня рождения Луи Брайля

Устный журнал


Будет время, когда между слепыми явятся их Гутенберги

и устранят все недочеты, какие пока имеются

в рельефном книгопечатании

В. Гаюи


Жизнь и изобретение Л. Брайля


Имя Луи (Людовика) Брайля, как самое дорогое и близкое, произносят миллионы незрячих людей во всех странах мира. Оно свято для тех людей на земле, кто по разным причинам потерял зрение.

«БРАЙЛЬ» – это самая универсальная, самая простая, самая удобная и до сих пор непревзойденная рельефно - точечная система письма для слепых. С ее помощью изданы книги, ноты, математические и иные обозначения, предоставляющие незрячим возможность овладевать всеми ценностями духовной культуры человечества. И несмотря на это, мало, кто из зрячих, а порою и слепых, знают о жизни и деятельности ЛУИ БРАЙЛЯ – талантливого изобретателя и замечательного человека. Немногим известно, через какие преграды пришлось пройти изобретателю, чтобы система пробилась к слепым всего мира.


Луи Брайль жил и работал на заре систематического образования незрячих. Сам он считал себя просто тружеником, рядовым преподавателем Парижского института для слепых. А те, кто окружал его, вообще не придавали никакого внимания его величайшему изобретению. Именно поэтому даже на родине Брайля очень мало известно о его жизни и педагогической деятельности. Никому даже в голову не пришло написать его портрет или, хотя бы, снять гипсовую маску с его лица. Он так и умер малоизвестным изобретателем. Только спустя 24 года после его кончины система получила права гражданства в мире.

Луи Брайль родился 4 января 1809 года в небольшом городке Купвре, что в 45 километрах от Парижа. В момент рождения Луи городок был даже и не городок, а небольшой населенный пункт Франции. Жители его занимались земледелием, виноградарством и ремеслами. Здесь и жили его родители. Отец Симон Рене Брайль, местный шорник, по некоторым сведениям занимался художественной отделкой седел. Мать Луи – Моника Барон – была уроженкой этого же края. Но каких-либо точных сведений о ней нет. Известно лишь, что для своего времени она была женщиной культурной и смогла дать всем своим детям хорошее воспитание.

В семье Брайлей было четверо детей: Катрин-Жозефина, Луи-Симон, Мария-Селин и Луи. Когда мальчику было три годика, с ним произошло несчастье. Играя в мастерской отца, он нечаянно поранил себе глаз шорным ножом. Местный медик не смог оказать нужной помощи мальчику. В глаз попала инфекция, развилось симпатическое воспаление глаза, которое перешло и на здоровый глаз. Постепенно мальчик ослеп.

Слепота ребенка – тяжелое горе для семьи. Родители очень переживали за своего маленького сына, ведь слепых людей в то время ожидало печальное будущее: нищенское существование и сплошные муки до самой смерти. Но его родители и он сам мужественно вступили в борьбу с этим несчастьем. На каждом шагу маленький Луи натыкался на предметы. Отцу и матери то и дело хотелось крикнуть: «Внимание! Берегись! Стой!» Но они старались сдерживаться. Страдая, что мальчику больно, они в то же время понимали, что сын должен сам научиться безбоязненно двигаться и безбоязненно жить. Отец начал обучать сына грамоте, когда ему исполнилось шесть лет. На гладких дощечках Симон Рене Брайль набивал мебельные гвоздики, которые повторяли очертания букв. В результате у Луи появился рельефный французский алфавит из 36 букв. Шляпки мебельных гвоздей легко ощущались детскими пальчиками. Мальчик старательно изучал конфигурации каждой буквы и очень скоро научился их различать. Писать, конечно, с помощью этого шрифта было нельзя, но Луи не отчаивался. Он в уме составлял из букв не только отдельные слова, но даже целые фразы. Позже Луи научили писать. Отец всюду старался брать сына с собой. Он учил его различать пение птиц, крики животных и ароматы цветов. А еще отец много рассказывал сыну о Боге. По настоянию матери к нему был приглашен местный музыкант, который обучал его игре на скрипке. Родители постарались помочь своему слепому ребенку обрести трудовые навыки: научили плести бахрому для конской упряжи и шить домашние туфли. Луи помогал матери. Он умело накрывал на стол, точно зная, куда поставить тарелки, стаканы, блюда. По утрам Луи приносил колодезную воду. На каменистой дорожке мальчик нередко падал с тяжелым ведром. И тогда ему приходилось возвращаться к колодцу. Отец сделал для сына заостренную трость. Луи научился размахивать ею во время прогулок, и когда трость задевала за что-нибудь, он знал, куда повернуть. Луи научился различать звуки, сидя на лесенке перед домом, он окликал прохожих по именам и никогда не ошибался. Луи учился жить во тьме. Родители мальчика приложили немало сил для того, чтобы их слепой ребенок учился в местной школе для зрячих детей. Это, пожалуй, очень редкий случай, если и не единичный, чтобы слепой учился вместе со зрячими. Нет никаких достоверных данных о том, как учился в школе Луи, и почему вынужден был ее оставить. Известно лишь то, что мальчик удивил учителей своими способностями. Он очень быстро стал лучшим учеником. В местной школе Луи изучил алфавит при помощи обыкновенных палочек.


По настоянию родителей в 10 лет, в январе 1819 года, сына принимают в Парижский Королевский Институт для слепых детей. В феврале он приступает к занятиям. Этот институт находился на улице Сен - Виктор, в арендованном для него здании. Содержался за счет небольших государственных субсидий, частных пожертвований, доходов мастерских, в которых работали слепые воспитанники. А еще от концертов, которые устраивали ученики и преподаватели института. Получалось, что материальное положение института было очень неустойчивым и зависело от малейшей случайности. Отсюда вытекало, что потребности преподавателей и воспитанников урезались до минимума.

К тому моменту, когда в институт был принят Луи Брайль, в нем училось 100 мальчиков и девочек. О бедственном положении института сохранилось мало документов. Приведем цитату из одного акта: «Нас больше всего поразил вид этих молодых слепых, мертвенно - бледный цвет лиц, худосочие у большинства учеников. У некоторых учеников есть признаки золотухи…».

Намного позднее, 14 марта 1838 года, на состоявшемся заседании палаты депутатов, депутат Ламартин сказал: «… Конечно, ни одно описание не сможет дать ясного представления об этом тесном, антисанитарном мрачном помещении, о его перегороженных коридорах, в которых находятся мастерские, о покосившихся, источенных червями лестницах, которые совершенно непригодны к передвижению слепых…».

Луи Брайль тоже не избежал общей судьбы и горькой участи многих своих товарищей по институту.

Как же готовил институт своих незрячих воспитанников к практической деятельности, какие знания, навыки, какую трудовую подготовку они получали? По свидетельству Пьера Анри, одного из биографов Брайля, воспитанникам преподносились отвлеченные знания по различным предметам, которые в их будущей самостоятельной жизни вряд ли бы когда пригодились. Преподавание музыки (на скрипичных инструментах и органе) велось на слух. Воспитанникам приходилось надеяться только на память, когда преподаватели разучивали с ними те или иные музыкальные произведения. При таких условиях, только самые талантливые ученики могли вырасти в настоящих музыкантов, накопив некоторый музыкальный багаж.


Для остальных занятий воспитанникам предоставлялись книги, изданные рельефно-линейным шрифтом по методу Гаюи.

Шрифт представлял стандартные выпуклые буквы, которые надо было «прочитывать» руками. Буквы довольно часто имели замысловатые очертания. Высота каждой буквы – 1,5 сантиметра. При таких размерах на странице умещалось всего несколько слов. Даже лучшие ученики школы, при чтении книг забывали начало фразы, пока доходили до ее конца, что говорить об остальных. Нужны были месяцы, чтобы прочесть одну книгу.

По многим предметам учебников не было, их вообще в библиотеке было только 14 штук и шесть географических карт. Эти карты были единственным наглядным пособием в институте.

Среди учебников были: «Грамматика греческого языка», «Латинская грамматика», «Сборник латинских текстов», «Грамматика английского языка», «Сборник стихов английских поэтов», «Грамматика испанского языка», «Грамматика итальянского языка». По арифметике вообще не было ни одного учебника. Не существовала тогда и система записи нот для слепых, поэтому методика преподавания была основана на восприятии информации на слух. Обучение в институте основывалось на выслушивании и запоминании. Письмо практически отсутствовало. Несмотря на то, что книги были тяжелые и громоздкие, а на их чтение уходило много времени, это было любимым занятием Луи.

Луи Брайль был одним из самых способных учеников. В институте, на первом уроке, он без ошибок назвал все буквы алфавита. Довольный учитель предложил ему потрогать книгу необыкновенно большого размера. Сначала Луи немного робко, а затем смелее стал трогать страницу. Он пока не мог понять, что означали выпуклые линии, которые он почувствовал пальцами. Это была «Краткая французская грамматика» де Валли. Напечатана эта книга была Валентином Гаюи в 1788 году в типографии линейно-рельефного шрифта при Парижском институте для слепых детей. Луи Брайль хорошо усваивал получаемые знания не только по общеобразовательным предметам, но и прекрасно играл на виолончели и органе. Он был одним из лучших в обучении ремеслам. Ведь кое-какой опыт в этом деле у него уже был. Жизнь Луи Брайля – самая замечательная иллюстрация суждений известного исследователя психологии слепых профессора А.А. Крогиуса, который говорил: «Жажда жить разумною человеческою жизнью у слепых сильна, может быть, даже сильнее, чем в других людях. Слепота отклоняет взор от пестрого разнообразия внешнего мира, заставляет сосредоточиться на самом себе, задуматься над самыми глубокими вопросами жизни. На фоне окружающего мрака великие и вечные вопросы встают пред сознанием живее и ближе. Если дать слепому возможность учиться, он способен воспринять все самое великое, самое прекрасное из завоеваний человеческой мысли».


Брайля в это время волнуют не только философские вопросы, но и судьбы его товарищей по несчастью. Многие из них хотели бы учиться и стать настоящими людьми, однако в то время, у них не было такой возможности. Они хотели изучать литературу, историю, другие науки, а специальных книг для незрячих было мало. А тем, кто хотел стать музыкантами, было еще труднее – нот, записанных для слепых, не было вообще.

Учась в Парижском институте, Луи Брайль познакомился с методом письма выпуклыми буквами Гаюи и с методом, разработанным артиллерийским офицером Шарлем Барбье.

В 1821 году отставной капитан артиллерии Шарль-Мари Барбье де ля Серр ознакомил слепых учащихся со своей системой «звукового», или «ночного», письма, разработанной им для того, чтобы солдаты могли составлять и читать донесения в ночное время. Это была фонетическая система, в которой выпуклые точки, расположенные в колонки по шесть (всего их было 12), представляли различные звуки. Послание можно было «прочесть» прикосновением, не зажигая спички. Изобретение Барбье было непрактичным. Кроме того, символы звуков были слишком большими для детских пальцев. Тем не менее эта система дала Брайлю творческий импульс. Он задумал создать систему письма, которая была бы удобной для восприятия на осязание, позволяла точно отражать все особенности того или иного языка, записывать цифры, химические и физические знаки, ноты. С 12 лет Луи Брайль начинает свои эксперименты по созданию алфавита для слепых. Он использовал каждую свободную минуту, иногда проводя за своими экспериментами целые ночи. Полностью закончил свою работу к 15 годам. Продумывая систему письменности слепых, Луи каждый свой шаг согласовывал с друзьями, учитывал их мнения и опыт. Его метод состоял в использовании различных комбинаций шести выпуклых точек, каждой букве французского алфавита соответствовало свое расположение точек. Так же отображались знаки препинания и цифры. Продолжая свои изыскания, Луи адаптировал метод для нотной записи.


Итак, в 1824 году в возрасте 15 лет, Луи Брайль ввел свою собственную систему: маленькую «ячейку», состоящую из двух вертикальных рядов с номерами 1, 2, 3 в левом ряду и 4, 5, 6 в правом. Это дало 63 комбинации. Расстояние между двумя точками Брайля 2-2,5 мм, и для прочтения текста «читатель» проводит кончиками пальцев по выдавленным строчкам. Из этих комбинаций Брайль выбрал буквы для своего алфавита, знаки нотации, номера, математические символы и некоторые часто употребляемые слова, такие, как «для», «от», «вместе» и артикли. Но против системы Брайля тут же выступили зрячие преподаватели института. Их возражения сводились к тому, что уже есть система письма Барбье, зачем нужна еще одна. Да и система Брайля, якобы, отдалит слепых от зрячих. И самым главным возражением было то, что шрифт, которым печатались книги того времени, был понятен зрячим преподавателям. А систему Брайля без подготовки никто преподавать бы не смог. И совет института отклонил, предложенную Брайлем систему письма.

Но сам Брайль и его многочисленные друзья прекрасно понимали все преимущества этой новой системы письма. Она не только позволила обозначить все буквы, знаки и цифры, писать ноты, но и давала большую экономию во времени и бумаге при письме и книгопечатании. И самое главное было то, что эта система позволяла читать с большей скоростью, чем все другие.

Также Луи Брайлем был предложен специальный прибор для письма. Конструкция этого прибора претерпела лишь незначительные изменения с тех лет. Этим прибором и сейчас пользуются незрячие всего мира.

Луи Брайль был одним из способнейших воспитанников института. Еще во время учебы Луи помогал товарищам готовить уроки, репетировал с ними музыкальные произведения, учил их всему тому, что знал и умел сам. Его педагогические способности повлияли на решение руководства института оставить его на должности младшего учителя-репетитора, после того, как он закончил в 1828 году институт.

Положение младшего учителя, а затем просто учителя у Брайля было не из легких. У него не было некоторых прав, которыми пользовались зрячие учителя. Единственное, что его отличало от воспитанников института, так это то, что он мог отлучаться иногда в город в свободное от занятий время, не докладывая об этом директору института. И еще он получал, хоть и мизерную, но заработную плату. Он преподавал географию, алгебру и музыку, работая одновременно органистом в парижской церкви Сен-Николя де Шан. Он еще давал публичные концерты. В 19 лет преподавал почти всю программу Института (арифметика, география, грамматика, музыка). Ученики обожали своего юного наставника за его бесконечную доброту и сострадание.


В 1829 году Луи Брайль выпустил небольшую книжку, в которой говорилось о возможностях, придуманного им рельефно-точечного шрифта. Новый метод с воодушевлением приняли учащиеся родного института. Но ученые - профессора никак не хотели внедрять в жизнь эту систему. И только в 1837 году, по настоянию слепых воспитанников института и взрослых слепых преподавателей, совет института вынужден был вновь вернуться к рассмотрению этого вопроса. Новая система письменности, основанная на рельефном шеститочии, официально обрела право на жизнь.

Несмотря на то, что изобретение Брайля было с энтузиазмом встречено учениками и слепыми коллегами в Королевском институте, где Брайль преподавал, его шрифт был немедленно принят за основу письма (поскольку оказался гораздо удобнее классической системы рельефного воспроизведения латинских букв), но официального признания не получил. Барбье де ля Серр, завидуя молодому изобретателю, продолжал добиваться принятия своего «звукового письма». Зрячие преподаватели школы предпочитали обычные буквы в рельефе и противились использованию слепыми иного шрифта.

Луи Брайль не имел семьи, всю свою жизнь он посвятил педагогической работе, совершенствованию системы письма для слепых и повседневным заботам о своих незрячих товарищах.

Он организовывал помощь слепым и впавшим в нужду людям, зачастую вкладывая личные сбережения. Известно, что он отказался от места органиста в церкви в пользу слепого нуждающегося музыканта, у которого была большая семья. Неутомимую деятельность Брайля ничто не могло остановить, даже то, что к 26 годам он был болен туберкулезом, а основным лечением для него должен был стать отдых. Но Луи продолжал работу над улучшением своего метода. Он задумался над тем, что не много зрячих людей владеет его методом, а слепым надо знать обычный алфавит. Чтобы его слепые подопечные могли общаться со своими зрячими родными и друзьями, он придумал специальную иглу, с помощью которой можно было рельефно изобразить обычные буквы. Однако этот способ занимал много времени. Решить эту задачу Брайлю помог Пьер Фуко, который ослеп в 6 лет. Он был одаренным человеком, особенно в вопросах механики. Фуко предложил использовать изобретенную им машину, которую он назвал «Клавишный Печатник». При нажатии на кнопку появлялся чернильный оттиск обычной буквы, и одновременно эта буква приобретала рельеф. Такой текст могли прочесть и слепые и зрячие. Так появилась на свет «бабушка» пишущей машинки.


Здоровье Брайля продолжало ухудшаться. Он проводил отпуск в родном Купвре, дышал полезным горным воздухом, но душой и сердцем был со своими учениками и работой. Луи не мог долго оставаться один. О своих нуждах и своем здоровье Брайль беспокоился очень мало. Из получаемых им денег лишь небольшую часть он тратил на себя, покупая самое необходимое, а остаток откладывал, чтобы помогать другим. Молодой учитель использовал свои сбережения для покупки книг и приспособлений для письма по его методу для бедных студентов. Луи Брайль был известен своей бесконечной добротой, за которую никогда не искал благодарности. Всем казалось, что здоровье Брайля немного улучшилось, и он вновь начал заниматься преподаванием. Однако был очень слаб и, чтобы сберечь силы, говорил тихо. Но состояние его здоровья не отражалось на качестве преподавания. Он по-прежнему любим и уважаем учениками. В это время рельефно – точечный метод Брайля очень активно используется в Институте: ему обучают студентов на занятиях, на нем печатают книги и ноты. По отпечатанным таким образом нотам исполняют классическую музыку и церковные службы.

Метод становится все более и более известным в Европе. Брайль мечтает о том, что придет время и о нем узнает весь мир!

С 1840 года его здоровье вновь резко ухудшается, и Брайль вынужден просить об отставке. Но его просьбу руководство института отклонило, так как многим было прекрасно известно, что у Брайля нет никаких средств для достойной жизни. Его оставляют в качестве учителя музыки. Он преподает фортепиано только в те дни, когда хорошо себя чувствует.

Луи Брайль приветствовал французскую февральскую революцию 1848 года. Он надеялся, что его родной институт станет государственным учебным заведением. Слепые преподаватели получат равные права со зрячими. Республика, наконец-то, обратит свое внимание на нужды слепых сограждан. Но этим надеждам не суждено было сбыться. Новое буржуазное правительство осталось таким же глухим к нуждам слепых, а институт оставался таким же благотворительным учреждением.


В декабре 1851 года состояние здоровья Луи Брайля значительно ухудшилось. Он последний раз приехал в родные стены, которым отдал 33 года своей жизни. Брайль до последней минуты сохранял спокойствие, убежденный в том, что его земная миссия закончена. Он не один раз говорил друзьям перед своей смертью: «Господу было угодно, чтобы перед моими глазами всегда стояло ослепляющее великолепие вечной надежды».

Луи Брайль умер 6 января 1852 года от туберкулеза. Ему было всего 43 года.

По настоянию родственников, он похоронен в родном городке.

После смерти в его вещах друзья нашли небольшую коробочку с надписью «Сжечь, не открывая». Надпись заинтриговала и коробочку вскрыли. Там находились сотни расписок о данных в долг деньгах. Друзья исполнили волю покойного: коробочка была сожжена.

Изобретение Луи Брайля было официально признано во Франции только в 1853 году, спустя год со дня смерти. Но окончательная победа шрифта Брайля над другими видами рельефного письма состоялась лишь в 1876 году, через 24 года после смерти ее создателя. Именно тогда, Первый Международный съезд по делам обучения слепых, состоявшийся в Вене, рекомендовал во всех странах использовать точечный шрифт Луи Брайля. Во всем мире признали, что разработанная Брайлем система письменности для слепых – наилучшая.

Брайлем также был создан специальный прибор для письма, который с небольшими изменениями дошел до нашего времени.

Впоследствии предпринимались попытки критики системы Брайля. Лидером здесь стали США. Например, Нью-Йоркская система (Система Уэта) содержала знаки из восьми точек, расположенных в два горизонтальных ряда по 4 точки. В 1873 году в Бостоне Д. Смит создал так называемый «модернизированный брайль Смита». При этом основы системы сохранялись, а изменялись лишь значения конкретных комбинаций точек. Такой метод видоизменения называется «фреквенцией» (частичным изменением) системы. Стремясь к наибольшему единообразию национальных вариантов шрифта Брайля, Международная конференция по унификации азбуки Брайля в 1950 году в Париже осудила принцип фреквенции. Дело в том, что вследствие ограниченного числа возможных знаков и ориентации всех последующих систем на стандартный латинский алфавит Брайля, все национальные брайлевские алфавиты очень похожи. Латинский, греческий, кириллические и другие алфавиты имеют одинаковые знаки для одинаковых звуков и различаются лишь несколькими знаками. Это создает для слепых большое преимущество при изучении иностранных языков.

В мае 1887 года на могиле Луи Брайля в Купвре был открыт памятник, созданный известным французским скульптором Леру.



<< предыдущая страница   следующая страница >>