repead.ru 1 2

А.И. Селицкий,


г. Краснодар


КРАСНОДАР – ГОРОД СТА НАРОДОВ: ЭТНИЧЕСКАЯ РЕТРОСПЕКТИВА


Город Краснодар, основанный в 1793 г., получил при рождении имя Екатеринодар. С одной стороны, это символизировало небесное покровительство Святой Великомученицы Екатерины, а, с другой, отражало роль российской императрицы Екатерины II Алексеевны в судьбе города.

Территория будущего Екатеринодара-Краснодара была заселена ещё в древнейшую эпоху. Так, в V в. до н.э. – II в. н.э. здесь располагались меотские городища. Меоты – собирательное название племён раннего железного века, заселивших территорию нижнего и среднего течения Кубани, а также Приазовье (Азовское море в древнегреческих источниках называлось «Меотида») и, вероятно, имеющих смешанное этническое происхождение (доказывается как их связь с ирано-язычными народами, так и то, что они являются прямыми предками адыгов)1. В последующие века место будущего города посещали различные кочевые народы, в том числе: тюрки-болгары, половцы, ногайцы, а затем и земледельческие племена адыгов2. Перед переселением сюда черноморских казаков на одном из участков будущего города располагался бжедугский аул Кушьмезуко-уй, т.е. «роща Кушьмезуко» (местного адыгского правителя). Однако с началом казачьей колонизации большая часть жителей аула выселилась в Кабарду3. Любопытно, что адыги называли Екатеринодар – «Бжедугскяль», т.е. «бжедугский город», по ближайшему его соседству с бжедугами (субэтнической группой адыгов)4.

Основателями собственно Екатеринодара стали черноморские казаки. Костяк Черноморского казачьего войска, переселившегося на Кубань по жалованной грамоте Екатерины II в 1792–1794 гг., составили бывшие запорожские казаки5. Именно черноморцы и стали первыми жителями будущей кубанской столицы. В 1791 г. по списочному составу в войске числилось более 12 тыс. чел., к началу переселения на Кубань – ок. 10 тыс., а уже в декабре 1794 г. строевой состав составлял 16 222 казака6. В Екатеринодаре на день переписи, «учинённой» 11 ноября 1794 г. проживало 580 чел. Все они были приписаны к определённым куреням Черномории, а в городе только «жительствовали»7.


Особенности комплектования Черноморского казачьего войска определили его многонациональный состав. В войске состояли выходцы из различных социальных (в том числе этнических) групп: бывшие запорожцы, дворяне, торговцы, отставные офицеры и солдаты, «польские жолниры», «казённого ведомства поселяне», люди «мужицкого звания» и «неизвестно какого звания». Знаменитый историк и статистик Ф.А. Щербина подчёркивал, что в войско «записалось много лиц, не имевших никакой связи с Сичью»8. Он же писал, что в разноплеменное войско вошли великороссы, греки, евреи, литовцы, молдаване, немцы, поляки, татары. Другие исследователи сообщают о поступлении в казаки также адыгов, албанцев, армян, болгар, сербов и чехов9. Старинный казачий обычай призывал тех, кого принимали в казаки отрекаться от своего предыдущего статуса и менять старую фамилию или прозвище на новое. Показательной является история черноморской семьи Бурносов. Основатель рода – георгиевский кавалер Пётр Григорьевич Бурнос (род. 1749, ум. до 1816) происходил из польской шляхты Могилёвской губернии и до поступления в казачье войско носил фамилию Пипчинский10. Став казаком, он и именоваться стал по-новому. Согласно семейной легенде, выбор новой фамилии был связан с тем, что Пётр Григорьевич прибыл вместе со своим братом на бурых конях поступать в ряды запорожцев: они «носились по фронту как буря»11. П.Г. Бурнос усыновил абадзехского мальчика, а его родной сын Корней – еврейского12. Так представители других народов вливались в ряды черноморского казачества (по меткому выражению приёмного сына П.Г. Бурноса: «…из одного котла каша та, не одним пшеном засыпана…»)13.

Однако следует заметить, что, несмотря на полиэтничный состав Черноморского казачьего войска, представители других народов «тонули» среди малороссийского (украинского) населения. В куренных и полковых списках конца XVIII – начала XIX в. преобладают украинские фамилии. Характерны и наиболее частые стандартные формулировки: «…он породы малороссийской, звания казачьего» 14. Наконец, переселение на Кубань в первой половине XIX в. более 100 тыс. малороссийских казаков (бывших крестьян) из Полтавской и Черниговской, а затем и Харьковской губерний15 окончательно определило этническое лицо черноморского казачества, в том числе и в Екатеринодаре. Следует обратить внимание, что хотя новые малороссийские переселенцы были очень близки черноморцам, но при этом являлись носителями локальных вариантов общеукраинской традиционной культуры. Как заметил проф. Н.И. Бондарь, «наибольшей спецификой обладала культура жителей Слободской Украины (Харьковская губерния), находившихся в постоянных контактах с русскими, а также собственно запорожцев, занимавших обособленное положение в среде украинского этноса»16. Тем не менее, в условиях Кубани произошла консолидация представителей отдельных украинских групп в единое этническое ядро черноморского казачества.


Казаки-малороссы перенесли на Кубань свою традиционную нелюбовь к русским. Как писал в 1835 г. знаменитый писатель-декабрист А.А. Бестужев-Марлинский, это «русская сторона… только по географии, но не по духу народа», и в другом месте: «ненависть туземцев (местных казаков. – А.С.) к москалям дышит даже из почвы…»17. Об этом же писал в середине XIX в. преподаватель Морского кадетского корпуса Н.Н. Филиппов: «…приехавших из России, которых … считают чуть ли не иностранцами, не очень-то жалуют и называют москалями, а если такой приезжий оказывается очень хорошим человеком, то черноморец скажет: “гарный чоловик” и прибавит с сожалением – “тильки же москаль”»18. Причём, под «москалями» подразумевались не только русские офицеры и чиновники, но и все не относящиеся к казачьему сословию иногородние, приезжавшие из центральных губерний в качестве торговцев или ремесленников.

Долгое время Екатеринодар был очень малолюден и неблагоустроен, больше напоминая глухую станицу. В 1801 г. в городе проживало 1197 мужчин и 910 женщин, в январе 1805 г. только 1710 человек, а в ведомости, составленной в марте 1807 г. значилось 1437 жителей. В 1809 г. столичный медик С. писал: «Мне сказали, что домов здесь 560, а жителей 2500»19. В 1811 г. в Екатеринодаре проживало 576 семейств численностью 2345 чел. В январе 1822 г. в городе числилось 2,5 тыс. чел., а в феврале-мае – более 3,5 тыс. В 1827 г. здесь уже 2181 мужчина и 1921 женщина «старожилого населения», а переселенцев всего лишь 122 мужчины и 95 женщин20.

Любопытно замечание офицера Навагинского полка, относящееся к 1837 г.: «Екатеринодар только по названию город и, право же, стоит иной деревни. Домов хороших совсем нет. Страшно выйти из комнаты, чтобы не утонуть в грязи. Я никогда не видывал такой грязи… ибо верховой лошади… по брюхо». А вот сообщение 1839 г. в передаче Ф.А. Щербины: «Грязь в Черномории, особенно в Екатеринодаре достигла высочайшей неудобоизъяснимой степени. Невозможно было сношение людей, живущих смежно. В сем отношении Екатеринодар представлял как бы вид Венеции, но Венеции грязной, не морскими каналами разделяемой, а улицами, наполненными лужами и необъятной грязью…»21. В это время даже появлялись проекты перенесения из Екатеринодара правительственных учреждений в другое место (например, в Тамань, Усть-Лабу, Медведовское куренное селение, ст. Некрасовскую или г. Ставрополь).


В то же время, с начала 1830-х гг. в культурном облике тонкой прослойки городской казачьей элиты стали происходить некоторые изменения. Офицеры расквартированных в городе регулярных русских войск (личный состав которых был порой весьма полиэтничен) привнесли некоторые черты светской жизни. Стала появляться мода на балы и танцевальные вечера. Молодых черноморских дворян обучали кадрили, «ляжье», польке-мазурке. Екатеринодар стали посещать странствующие артисты, музыканты, акробаты22. По мнению кубанского писателя и этнографа XIX в. В.Ф. Золотаренко, «с этого времени екатеринодарское общество начало читать, прислушиваться к разговору русских»23. Некоторые горожане, пытаясь преодолеть хозяйственную и культурную неразвитость Екатеринодара, суровый нрав его жителей, строили красивые дома, устраивали балы и театральные постановки.

В 1842 г. всё население города было отнесено к учреждённой по инициативе Войскового правления станице Екатеринодарской24. Таким образом, всё казачье население Екатеринодара было объединено в военно-административную и хозяйственную единицу, имевшую своё станичное правление, атамана, судей и т.п.

В 1843 г. наказной атаман Черноморского казачьего войска Н.С. Заводовский безуспешно просил дозволения иногородним строить в Екатеринодаре каменные здания, поясняя, что этим «украсится город, облегчится для жителей военный постой и распространится промышленность». Спустя 10 лет он подал новое ходатайство: «Екатеринодар главный город Черноморского казачьего войска, несмотря на полувековое своё существование, имеет столь бедное и значению своему не соответствующее устройство, что почти нисколько не отличается от прочих станиц этого войска. Причина этого заключается главнейшим образом в воспрещении иногородним жителям иметь собственные дома и другие здания в означенном городе»25. Но только 23 сентября 1854 г. иногородним, занимающимся торговлей, разрешили приобретать землю под усадьбы и возводить «каменные или кирпичные под железною крышею дома, фабрики, лавки, магазины и всякие другие строения…». Положение дел в области градостроительства стало постепенно улучшаться26.


Однако войсковой статус Екатеринодара и сословная замкнутость большинства его населения сдерживали рост городской культуры. Украинский историк В.В. Дроздовский писал, что все путешественники и сами городские обыватели отмечали замкнутость, подозрительность, грубость, себялюбие, консерватизм екатеринодарцев. У В.Ф. Золотаренко читаем: «Едва только смеркнется, как у всех ставни уже закрыты. Начинается безмолвие. Через полчаса город делается гробом. Нигде не увидите огня, не услышите вечерней песни казака… Только лай собак, которыми жители богаты, напоминает, что здесь живут люди… Здесь не любят прогуливаться… Мест для общественных гуляний нет… Нет движения в жителях Екатеринодара: жизнь в застое. То болезненность, то грязь, то однообразие сословий тому причиной»27.

Однако, несмотря на сословную замкнутость города, он не был изолирован от проникновения неславянского населения. Сохранились прошения начала XIX в. армянских, греческих, еврейских торговцев и ремесленников о разрешении проживать в Екатеринодаре. Такие прошения часто удовлетворялись положительно, так как власти понимали необходимость развития торгово-хозяйственной инфраструктуры города28. Юридически лица невойсковых сословий не могли иметь недвижимости, что тормозило появление постоянного гражданского населения и торгово-промышленное развитие города29.

Армяне. Первые сведения о живших в городе армянах-торговцах относятся к 1797 г. Вначале армянские переселенцы попадали в Екатеринодар, прежде всего, из Нор-Нахичевани и Черкесии. Их количество постепенно увеличилось и в 1802 г. была основана армянская часовня, которая располагалась недалеко от угла улиц Красной и Крепостной (ныне Пушкина). В генеральном плане крепости и города Екатеринодара, составленном 30 сентября 1818 г. инженер-поручиком Барашкиным, уже значилась армянская церковь (скорее всего, та же часовня) и армянские лавки30. В 1827 г. в Черномории числилось 76 армян, из них 41 жил в Екатеринодаре. В 1834 г. армянскую часовню перестроили в каменную церковь Пресвятой Богородицы31. По свидетельству В.Ф. Золотаренко к середине 1840-х гг. в Екатеринодаре было до ста торговых лавок, которые держали армяне32.


Евреи. Представители отдельных еврейских групп проживали в городе уже с первых десятилетий его существования. Только в 1825 г. евреям было официально запрещено селиться в Кавказской области, но многие здесь остались33. В сентябре 1829 г. местная администрация издала специальное распоряжение о выселении евреев из Черномории. Евреев выселяли согласно положению о субботниках (одной из еврейских религиозных этнолингвистических групп). Евреи просили отсрочить выселение до весны следующего года, так как приближались еврейские праздники и наступали холода. Но в конце 1829 г. войсковой атаман издал ещё два распоряжения о немедленном выселении евреев из Черномории и войскового града Екатеринодара. Однако уже в следующем году (1830 г.) евреи-торговцы, ремесленники и художники получили разрешение жить в Черномории34. Согласно документу 1835 г. в Екатеринодаре проживало 38 евреев, которые занимались «портняжеством», «золотарным мастерством», «часовым мастерством», «резничеством» и т.д. Позже появляются правила 1859 и 1865 г., разрешающие селиться вне черты оседлости евреям-купцам 1-й гильдии и евреям-иностранноподданным35.

Статистические данные показывают постепенный рост количества жителей города. В 1837 г. в Екатеринодаре проживало 7295 чел., в 1842 г. – 7715 чел., в 1843 г. – 7302 чел., в 1845 г. – 7620 чел., в 1851 г. – 10 554 чел., а к 1858 г. – 9733 чел. В 1864 г. население города составляло 13 554 чел., в том числе казаков 12 391 чел36.

Как писал в 1858 г. знаменитый кубанский историк-генерал И.Д. Попка: «Люди торговые, промышленные и ремесленные… могут иметь в нём временное пребывание… Оседлое же его население состоит исключительно из одних казаков…Временные гости и посетители города суть: русские люди податных состояний, армяне, жиды и черкесы»37. Таким образом, на протяжении всего войскового периода истории города казачье население количественно преобладало.


Существенные изменения в этнокультурном развитии города стали происходить с 1860-х гг. В 1860 г. была образована Кубанская область и Кубанское казачье войско, а Екатеринодар стал военно-административным центром более обширной территории и более многочисленного казачьего войска.

24 июня 1861 г. император Александр II подписал рескрипт на имя наказного атамана Кубанского казачьего войска Н.И. Евдокимова, в котором провозглашалось право лицам, «стороннего для войска звания, приобретать в собственность дома, сады, заводы, магазины, лавки и вновь возводить всякие из означенных строений в г. Екатеринодаре, равно в тех станицах, в коих находятся окружные управления»38.

Наконец, в мае 1864 г. окончилась война на Западном Кавказе и Екатеринодар получил долгожданную возможность мирного развития.

8 июня 1867 г. были изданы «Правила для заселения и управления города Екатеринодара», снимавшие ограничения на право оседлого жительства и владения недвижимости лиц всех сословий империи39. Войсковой город Екатеринодар стал гражданским городом с общими для всех городских поселений Российской Империи принципами управления и сословным составом населения. Население города к тому времени насчитывало 14 167 чел., из них 9 632 чел. принадлежали к «войсковому сословию» (т.е. являлись казаками Кубанского казачьего войска). Жители города переводились в мещанское сословие, а желавшие остаться в казачьем звании должны были выселиться в станицы. Правда, это не относилось к дворянам и войсковым чиновникам Кубанского войска, которые не несли никаких земских повинностей по станицам. Большинство казаков (654 семейства) предпочло выселиться, 7 семейств пока окончательно не определилось, а в городе пожелало остаться всего 78 казачьих семей (в том числе семья известного впоследствии екатеринодарского купца Е.Т. Каракая)40.

Теперь «обывателями» (членами городского сообщества) гражданского города Екатеринодара могли стать выходцы из всех сословий империи и даже иностранцы, если это соответствовало российским законам. С этого времени население города стало быстро увеличиваться за счёт переселенцев из других мест. Основная масса новых жителей города происходила из безземельных и малоземельных крестьян (часто бывших крепостных) Воронежской, Екатеринославской, Курской, Орловской, Полтавской и Харьковской губерний, но имелись переселенцы и из далекой Тобольской губернии.


Быстрому росту города способствовало и постановление Государственного Совета от 29 апреля 1868 г. «О дозволении русским подданным невойскового сословия селиться и приобретать собственность в землях казачьих войск». Теперь путь на Кубань открывался почти всем желающим. Темпы роста населения Екатеринодара впечатляют. Если в 1868 г. здесь проживало только 8343 чел. (в том числе 6657 казаков, 748 мещан, 650 дворян, 161 представитель купечества и 77 лиц духовного звания), то к 1871 г. это число увеличилось более чем вдвое и составило 17 622 (из них 15 142 мещанина (!), 731 дворянин, 937 «иногородних», т.е. не приписавшихся к городу, 454 купца, 294 отставных солдат, 3 почётных гражданина и 61 представитель духовного сословия и ни одного казака, так как все они были приписаны к станицам; в этническом же отношении: 16 800 русских (в официальной имперской трактовке, включавшей сюда собственно русских, украинцев и белорусов), 514 армян, 249 евреев и др.)41.

К 1 января 1881 г. екатеринодарцев было уже 27 747 чел., к 1 января 1886 г. – 37 871 чел., к 1 января 1888 г. – 43 485 чел. (из них 40 099 православных, 924 верных Армянской Апостольской церкви, 859 иудеев, 370 католиков, 208 лютеран, 65 мусульман, 61 раскольник), к 1 января 1895 г. – 79 327 (в том числе 47 789 коренных жителей, 10 024 иногородних, имеющих оседлость, т.е. владеющих недвижимостью, и 21 514 не имеющих оседлости, 350 иностранных подданных, 27 горцев, 34 представителя иных групп)42.

Большое значение для развития города сыграло проведение через Екатеринодар Новороссийской ветви Владикавказской ж.д. (1887 г.). Город превратился в крупный торгово-промышленный и транспортный центр Кубанской области (сбыт хлеба, табака, кож; мукомольная, маслобойная, спиртоводочная, табачная, кожевенная и др. виды промышленности). Уже к 1911 г. Екатеринодар становится самым многочисленным на Северном Кавказе городом, оживлённым и довольно благоустроенным, десятым по числу жителей городом Российской Империи. Постепенно меняется этнокультурное лицо кубанской столицы. Каждая этническая группа имела свою нишу, органично дополняя в хозяйственном и культурном отношении друг друга.


Русские и украинцы. После преобразования Екатеринодара в гражданский город существенно изменилось соотношение русского и украинского населения. Если раньше в городе чаще была слышна украинская речь, то теперь с ней активно конкурирует и постепенно теснит русский язык. Это отличается от ситуации в Кубанской области в целом, где украинское население продолжало преобладать43. Например, данные 1885 г. показывают, что в городе уже проживало 13 804 русских и только 11 771 украинец44.

Армяне. С окончанием Кавказской войны и русско-турецкой войны 1877–1878 гг., а также после начала массового преследования армян в Османской Империи в конце XIX в., количество армянского населения, поначалу жившего в городе в небольшом количестве, стало увеличиваться. Поначалу российские власти были заинтересованы в прибытии новых христианских подданных на Северный Кавказ, что и обусловило период «дозволенной» миграции армян.

В 1863–1865 гг. в Екатеринодаре на обширном плановом месте в начале улицы Красной был выстроен новый армянский храм Пресвятой Богородицы. 1 июля 1863 г. в городе открыто Армянское духовное одноклассное училище для обучения детей армян-черкесогаев. В последующие годы с увеличением численности армянской общины города, главным образом, за счёт других этнических групп армян, в церковно-приходском училище черкесогаи уже не составляли большинства.

В начале 1880-х гг. новая кавказская администрация изменил свою этноконфессиональную политику по отношению к армянам, делая ставку на их русификацию и денационализацию. Власти считали необходимым обучать русскоподданных армян в общих русских училищах, а не поощрять создание особых национально-армянских45. В 1885–1886 гг. даже была закрыта армянская церковная школа в Екатеринодаре46. Подобная ситуация повторилась в 1897 г., когда две армянские церковно-приходские школы Екатеринодара были вновь временно закрыты47.


Армянские купцы занимали в городе ведущее место среди владельцев предприятий пищевой промышленности. Значительная часть маслобойных заводов, мельниц, а также крупных магазинов Екатеринодара принадлежали товариществам купцов Богарсуковых, Тарасовых, Аведовых (торговый дом «Аведовы С. и И.» основан в 1893 г. с основным капиталом 1 млн р)48, которые вышли из среды армян-черкесогаев.

Евреи. В 1867 г. евреи получили официальное разрешение быть гражданами Екатеринодара. Их основными занятиями были: торговля, адвокатура, медицина и сфера услуг. Особое положение занимали евреи-военнослужащие. Именно нижние чины из евреев и создали один из первых молитвенных домов в Екатеринодаре: вначале «в собственном здании десятки лет», а с 1884 г. в новом помещении. Однако дискриминационная политика царских властей вскоре привела к закрытию молитвенного дома (1893 г.) и началу новых ходатайств о его открытии49.

Поляки. Представители польского населения появились в городе с момента его основания, в составе казачьих формирований. В последующие годы поляки оказывались в городе в составе русских регулярных войск, а после разрешения переселяться в Екатеринодар представителям невойсковых сословий, здесь складывается целая польская колония. Поляки помимо профессиональной военной карьеры, реализовывали себя в ремесле, торговле, медицине, ветеринарии, юриспруденции, архитектуре, железнодорожном деле, занимали чиновничьи места в местной администрации.

Наиболее значимым вопросом для поляков-католиков Екатеринодара было строительство в городе костёла. К 1880 г. здесь уже был каменный молитвенный дом, вероятно с трудом вмещающий всех прихожан, как проживающих в городе, так и приезжающих в областной центр из регионов50. Окружной капеллан войск Кубанской области, почётный каноник Иосиф Канумов (грузин) в течение многих лет (с 1879 по 1893 г.) пытался добиться строительства костёла в Екатеринодаре. Наконец, 8 сентября 1893 г. прошло освящение здания строящегося храма, а 11 декабря 1894 г. состоялось его открытие.


Екатеринодарская римско-католическая приходская церковь Святого Розария Пресвятой Девы Марии и Святой Варвары («Польский костёл») находилась на улице Графской (нынешней – Советской), дом 14 и была важным центром общественной жизни как польской диаспоры, так и представителей других народов. При нём была открыта церковно-приходская школа (первоначально на 30 детей, а затем до 125). Материальную поддержку школе оказывали как прихожане, так и Екатеринодарская городская дума51. В 1909 г. знаменитый кубанский архитектор-католик Иван-Августин Клементьевич Мальгерб бесплатно руководил строительством нового здания церковно-приходской школы при костёле52. На протяжении ряда лет почётным блюстителем школы был выдающийся человек – Яков Александрович Мордмиллович (1839–1916), бывший в 1905–1910 гг. товарищем председателя Екатеринодарского окружного суда.

Большим почётом среди екатеринодарских католиков пользовались церковные старосты (синдики): крупный екатеринодарский промышленник Пётр-Павел Викентьевич Буковский (1864–1918) и владелец одной из крупнейших хлебопекарен города Григорий Иванович Киор-Оглы53.

Греки. Одной из важнейших сфер деятельности греческого населения в городе была торговля и ряд промыслов. Однако некоторые представители греческого народа смогли успешно реализовать себя и в общественно-политической сфере (яркий пример – войсковой старшина А.Л. Посполитаки, на чьи пожертвования были выстроены в городе женское училище и рисовальная школа)54.

Немцы. Важной задачей для большинства немцев города была постройка лютеранской кирхи. Поначалу небольшая лютеранская община собиралась на квартире. В течение 1880-х гг. на заседаниях Екатеринодарской городской думы неоднократно рассматривался вопрос об отводе участка для кирхи55. Наконец, лютеранская церковь была построена по ул. Посполитакинской (ныне: Октябрьская) и освящена в 1894 г. Она стала местом консолидации немецкой общины города. Ещё в 1888 г. на средства местной лютеранской общины в Екатеринодаре было основано церковно-приходское лютеранское училище, которое иногда называли «немецкая школа»56.


Одним из наиболее прославленных немцев города был крупный кубанский предприниматель, почётный гражданин Екатеринодара, барон Леонгард Васильевич Штейнгель (1842–?), владевший крупнейшим в Кубанской области маслобойным заводом (в настоящее время: Краснодарский экспериментальный маслозавод) (построен в 1895 г.)57. Не менее известной стала семья немца-скульптора Константина Августиновича Дитрих (1879–1937), в конце XIX в. единственного в городе каменотёса по изготовлению памятников, сохранившего общественное признание и в годы советской власти58.

Адыги. Количество адыгов в городе поначалу было незначительное. Среди них заметно выделяется уроженец аула Шенджий – Лю Нахлухович Трахов, происходивший из небогатой крестьянской семьи, но волей судьбы ставший одним из наиболее состоятельных граждан Екатеринодара. Именно он основал в 1900 г. прославленный на Кавказе кирпично-черепичный завод (в настоящее время – краснодарский завод № 1)59. Используя свои капиталы, Л.Н. Трахов возвёл целый квартал в Екатеринодаре (ныне по ул. Мира от ул. Седина до ул. Суворова по нечётной стороне). В ноябре 1908 г. в этом же квартале была построена мечеть. На свои средства Лю Нахлухович содержал муллу60.

Кроме упомянутых народов, в Екатеринодаре появляются группы белорусов, болгар, грузин, молдаван, татар, чехов и др. Многие их представители оставили добрую память среди горожан.

Важным источником по этноконфессиональному составу Екатеринодара является Первая Всероссийской переписи населения, проведённая 28 января 1897 г. Согласно её данным население города значительно увеличилось и к 1897 г. в Екатеринодаре насчитывалось 65 606 жителей (34 494 мужчин и 31 112 женщин). Среди них уроженцев Екатеринодара было 24 874 чел., других районов Кубани – 5495 чел., остальные жители являлись уроженцами разных губерний России, а 1 043 чел. других государств.

По родному языку жители города распределялись следующим образом: русские – 34 684 чел. (52,8 %), украинцы – 25 112 чел. (38 %), армяне – 1834 чел., поляки – 674 чел., греки – 550 чел., евреи – 511 чел., немцы – 501 чел., белорусы – 289 чел., татары – 150 чел., адыги – 64 чел.


По вероисповеданию: православных – 61 068 чел. (93,1 %), армяно-григориан – 1733 чел. (2,6 %), католиков – 1009 чел. (1,5 %), иудеев – 562 чел. (0,9 %), магометан – 536 чел. (0,85 %), протестантов – 535 чел. (0,8 %), старообрядцев – 109 чел. (0,2 %), буддистов – 5 чел.

Отметим, что данные переписи 1897 г. отличны от сведений в отчёте Начальника Кубанской области за тот же 1897 г. Так, согласно этому отчёту в Екатеринодаре в 1897 г. проживало 65 691 чел. Из них православных было 60 367 чел., армяно-григориан – 2135 чел., католиков – 1512 чел., протестантов – 969 чел., евреев и караимов – 439 чел., магометан – 244 чел., раскольников – 25 чел. Подобную разницу в цифрах можно объяснить различными методиками сбора сведений61.

В конце XIX – начале XX в. наблюдается активизация общественной жизни представителей отдельных народов. В Российской Империи всё ещё сохранялась нерешённой национальная проблема. Во многих сферах жизни сохранялись дискриминационные правила по отношению к отдельным этническим и конфессиональным группам. При этом рост национального самосознания народов приводил к стремлению создать национальные общественные объединения. Существенные изменения в положении отдельных этноконфессиональных групп произошли в период Первой русской революции, в ходе которой был издан ряд важных документов о гражданских свободах, в том числе и о свободе вероисповедания.

Вместе с тем, революционные события сыграли решительную роль и в консолидации русских националистических групп, призывавших к защите царя и Отчества от крамолы, избиению революционеров и евреев. С середины марта 1905 г. в Екатеринодаре усиливается черносотенная пропаганда, рассылаются угрожающие письма. С мая того же года деятельность сторонников самодержавия направлялась Екатеринодарским отделением «Русского собрания». Их работа активизировалась осенью 1905 г., когда в городе усилилась антиреволюционная и националистическая пропаганда, говорилось о необходимости избиения социалистов, евреев, армян и поляков. Подобная пропаганда привела в Екатеринодаре к погромам62.


Тем не менее, представители отдельных народов, проживающих в кубанской столице, получили возможность создавать национальные и религиозные объединения, направленные, прежде всего, на благотворительную, литературно-художественную и просветительскую деятельность.

В 1903 г. начала работу первая национальная организация в городе – Эллинское благотворительное общество (150 членов), оказывающее помощь нуждающимся греческим семьям. В том же году была создана Греческая школа, а в 1907 г. – Эллинский артистический кружок. Основной целью кружка стало распространение вокальной, инструментальной музыки и драматического искусства посредством учреждения музыкальных училищ, преподавания и устройства музыкальных вечеров, концертов, публичных чтений и любительских спектаклей. Выступления кружка полюбились екатеринодарцам и проходили вплоть до 1920-х гг.63

В 1904 г. открылось Екатеринодарское Римско-католическое общество пособия бедным. Особая роль уделялась образованию. В 1905 г. при обществе была создана библиотека-читальня, расположившаяся в костельном доме. В 1906 г. библиотекой заведовала член правления общества Юстиния Реутт, которая сумела поставить дело на должную высоту, заинтересовать и привлечь публику к чтению. К 1907 г. библиотечные фонды насчитывали 630 книг, число которых в дальнейшем неуклонно росло. Римско-католическое общество оказывало денежную помощь бедным католикам, устраивало благотворительные «польские» вечера, рождественские ёлки, пасхальные столы для бедных, бесплатные воскресные чтения, организовало бесплатную медицинскую помощь, создало приют для стариков, общежитие для детей и т.д. Разноплановая деятельность общества стала в городе образцом благотворительности национально-конфессиональной организации.

В 1906 г. начало работу Дамское Евангелически-Лютеранское благотворительное общество – первая женская благотворительная организация в регионе. Оно было учреждено тридцатью пятью женщинами во главе с Е.А. Асмус, М.Ф. Миллер, Э.К. Шилминг, А.Ф. Текстер. Своей целью общество ставило вспомоществование нуждающимся лицам немецкого происхождения города Екатеринодара64.


В 1907 г. в городе начинает свою работу Армянское дамское благотворительное общество г. Екатеринодара (председательница – жена лесного ревизора Е.К. Пирумова). Его членами (202 чел.) стали учителя, жены и дочери армянских купцов и промышленников. Основное направление их деятельности было в области образования, они осуществляли шефство над сиротами и детьми из малообеспеченных семей. Для привлечения денежных средств, помимо членских взносов, устраивались кружковые сборы, концерты, вечера. В 1908 г., в связи с созданием Екатеринодарского отделения Кавказского Армянского благотворительного общества, Армянское дамское благотворительное общество прекратило своё существование65. Главной целью нового благотворительного общества было содействие в распространении просвещения между армянами и оказание им материальной помощи. В разные годы в Екатеринодарское отделение входили видные представители армянского сообщества города: Аведовы, Богарсуковы, Тарасовы и др.66

С начала XX в. в Екатеринодаре появляются украинские просветительские организации. Первая из них – «Громада» – стремилась пробудить национальное самосознание кубанского казачества, для чего распространялись книги, журналы, газеты на украинском языке, отмечались юбилеи украинских писателей, организовывались гастроли украинских деятелей культуры. В её рядах были влиятельные представители местной украинской интеллигенции (Я.В. Жарко, А.М. Лисовский, Г. Супруненко)67.

С 1906 г. в городе действовало «Кубанское просветительное товарищество» («Просвита»), перенявшее цели «Громады». Основателем и первого, и второго обществ был крупный деятель украинского революционного движения, журналист и издатель Степан Иванович Эрастов (1856–1933)68.

В начале XX в. начало работу Черкесское благотворительное общество, организовавшее 18 января 1908 г. первый мусульманский благотворительный вечер в Екатеринодаре. Среди черкесов-благотворителей было много титулованной знати (князь Атажук Капланов, граф Шеретлуков, Султан Довлеет-Гирей и др.), а также богатые представители черкесской буржуазии (Лю Трахов)69.


В это же время в городе появляются отделения национальных политических партий. С 1901 г. в Екатеринодаре действовал кружок Революционной украинской партии (одним из инициаторов его создания был С.И. Эрастов), впоследствии переименованный в Кубанскую украинскую организацию в Екатеринодаре. К весне 1905 г. организация имела собственную боевую дружину численностью 20–25 чел.70 В 1904–1905 гг. в Екатеринодаре действуют группы армянской социал-демократической партии «Гнчак» (с 1905 г. – её отделение; лидеры – Б. Папазян и А. Амирханян), с 1906 г. – подкомитет «Дашнакцутюн» («Армянского революционного союза»)71.

Статистические данные начала XX в. показывают преобладание восточнославянского населения, со значительным отрывом от которого следуют армяне, третье место занимают поляки. Так, в 1907 г. в Екатеринодаре проживало 85 661 чел., среди них русских (в широкой трактовке) – 77 044 чел., армян – 3172 чел., поляков – 2081 чел., немцев – 1212 чел., евреев – 552 чел., грузин – 250 чел., татар – 110 чел., кавказских горцев – 43 чел., представителей других национальностей – 401 чел., а также 796 иностранных подданных72.

В последующие годы наблюдается устойчивый количественный рост всех этнических групп города. В 1908 г. в городе уже проживало 88 367 чел., из них: русских – 79 179 чел., армян – 3415 чел., поляков – 2018 чел., немцев – 1282 чел., евреев – 558 чел., грузин – 288 чел., татар – 136 чел., кавказских горцев – 55 чел., представителей других национальностей – 430 чел., а также 1006 иностранных подданных73. В 1912 г. в городе – 98 422 чел., в том числе: русских – 88 237 чел., армян – 3822 чел., поляков – 2257 чел., немцев – 1284 чел., иностранных подданных – 1097 чел., евреев – 582 чел., грузин – 321 чел., татар – 170 чел., кавказских горцев – 107 чел.74

Наконец, к 1 января 1914 г. в Екатеринодаре 107 360 чел., из них: русских – 96 422 чел., армян – 4161 чел., поляков – 2344 чел., немцев – 1359 чел., евреев – 598 чел., грузин – 380 чел., татар – 200 чел., кавказских горцев – 303 чел., представителей других национальностей – 517 чел., а также 1076 иностранных подданных75.


Особой вехой в развитии Екатеринодара, как и всей России, стали годы Первой мировой войны. Многие екатеринодарцы отправились на фронт, многие так никогда и не вернулись обратно. В городе постоянно проходили патриотические демонстрации. В ноябре 1914 г. в Екатеринодаре состоялся «День Польши» для поддержки пострадавшего населения Царства Польского. Почётным попечителем Комитета по устройства сбора благотворительных средств стала супруга начальника Кубанской области и Наказного Атамана Софья Иосифовна Бабыч (этническая полька, урождённая Сташевская). Она же возглавила созданное в январе 1915 г. «Екатеринодарское Русское общество», ставившее своей целью оказание помощи беженцам-христианам из Турции и Персии76.

В ходе войны в город стали прибывать беженцы из западных губерний, но наиболее массовые потоки шли из Закавказья. По данным за март 1916 г. в Екатеринодаре находился 641 беженец-армянин77. В январе 1917 г. в город прибыла группа айсоров (ассирийцев) в количестве 123 чел.

Появились национальные организации, осуществляющие помощь беженцам. Так, в октябре 1915 г. оформилось Екатеринодарское отделение Польского общества вспомоществования жертвам войны (председатель – директор фабрики «Кубаноль» Ян Червинский)78. Активно работал Екатеринодарский латышский комитет вспомоществования беженцам (председатель – В.О. Грюнберг)79.

Наконец, к 1 января 1916 г. в Екатеринодаре проживало 102 624 чел., из них: русских – 93 562 чел., армян – 3780 чел., поляков – 2140 чел., грузин – 703 чел., евреев – 551 чел., кавказских горцев – 231 чел., татар – 167 чел., немцев – 131 чел., калмыков и др. кочевников – 6 чел., представителей других национальностей – 556 чел., а также 797 иностранных подданных80. Эти данные косвенно указывают на серьёзные этнодемографические изменения в регионе. Идёт сокращение всех национальных групп, кроме грузин. Особенно резко сокращается численность немцев, что не удивительно, учитывая ситуацию войны и антинемецкое законодательство Российской Империи. В городе впервые появляются калмыки.


Новые решительные перемены принёс 1917 год. Тогда в кубанской столице проживало 106 тыс. чел.81. Они представляли более 40 народов, среди которых наиболее многочисленными традиционно были: русские и украинцы, затем шли армяне, поляки, греки, евреи, немцы и др.

Февральская революция 1917 г. отменила все ограничения по национальному признаку. В марте – апреле 1917 г. в Екатеринодаре состоялись собрания и съезды представителей многих национальных меньшинств (грузин, евреев, латышей, литовцев, поляков, чехов и словаков), которые избрали своих представителей в Екатеринодарский гражданский комитет, ставший на тот период главным органом власти не только Екатеринодара, но и всей Кубанской области. В частности, в эти месяцы были созданы Грузинское, Латышское и Чешско-Словацкое общества, а также Литовское общество «Рута».

Многие известные политические деятели Кубани стали проявлять свою «украинскую» ориентацию (призывая вплоть до отделения Кубани от России и объединения с Украиной). В Екатеринодаре прошёл украинский учительский съезд, широко развернули деятельность украинские социалисты. Кроме украинцев высокую политическую активность проявляли и армяне: в августе 1917 г. на выборах в Екатеринодарскую Думу представители партии «Дашнакцутюн» получили 1,3 % голосов82. Появилась политическая организация «Объединение Социалистическое Польское», также участвовавшая в августовских выборах 1917 г.83

Летом-осенью 1917 г. в Екатеринодаре под командованием опытных военачальников-дашнаков была создана армянская боевая дружина, в состав которой входили и армяне-беженцы. Этот вооруженный отряд, численностью ок. 100 чел., сыграл существенную роль в обеспечении общественного порядка в городе. Весной 1918 г., когда в Екатеринодаре произошла смена власти, во многом благодаря грамотным действиям армянской дружины, удалось избежать кровопролития и паники. В апреле того же года, когда этот отряд покидал город, Временный комитет местной думы выразил армянским дружинникам признательность за оказанную помощь84. Кроме того, в городе появилась еврейская дружина самообороны, в основном для защиты от погромов. Их субсидировала крупная еврейская буржуазия85.


24 августа 1918 г. в станице Пашковской под Екатеринодаром был создан Кубанский отряд польских войск. Основу его составили стекавшиеся на Кубань офицеры и солдаты различных польских частей, подвергшихся разоружению, расформированию и демобилизации. К ним присоединились военнослужащие частей 2-го польского корпуса в России, которым удалось избежать немецкого плена после битвы под Каневом и польских частей в Одессе, вынужденных самораспуститься под давлением австро-венгерского оккупационного командования. К концу сентября Кубанский отряд уже насчитывал 700 чел. С самого начала финансовое и материальное обеспечение польских войск на Кубани осуществлялось командованием Добровольческой Армии (заметим, что генерал А.И. Деникин, возглавлявший Добровольческую Армию, сам был поляком по матери). С начала октября польскими войсками на Кубани руководил знаменитый генерал Люциан Желиговский. В октябре 1918 г. А.И. Деникин поручил польским подразделениям патрулировать улицы Екатеринодара с целью предотвращения возможных беспорядков по случаю первой годовщины Октябрьской революции. 27 октября Желиговский переформировал Кубанский отряд польских войск в 4-ю стрелковую дивизию Польских войск на Востоке. В конце 1918 г., в связи с обретением Польшей независимости, началась переброска всех польских войск с Кубани86.

В этот период в Екатеринодаре острой оставалась проблема беженцев и связанная с ней эпидемии тифа, а затем и холеры. К исходу 1918 г. в городе было уже ок. 7000 армянских беженцев87, а к середине лета 1919 г. здесь находилось 9000 армян, 2500 ассирийцев (айсоров), 500 греков и 1300 представителей других национальностей88.

По данным проведённой в феврале 1919 г. переписи населения Екатеринодара, с 1917 по начало 1919 г. численность жителей выросла с 106 449 до 140 017 чел. 89 Город страдал от перенаселения. Вновь прибывшие обязаны были пройти регистрацию для получения пособия, выплачиваемого городской управой. Существенную помощь властям оказывали общественные организации. Так, например, в Екатеринодаре местным «Армянским национальным советом» в октябре 1918 г. был создан лазарет для беженцев-армян90. Кроме Армянского Национального Совета, в Екатеринодаре также действовал Ассирийский беженский комитет91.


17 марта 1920 г. Екатеринодар с боями был занят частями 9-й Красной армии. Власть в городе перешла к Кубанскому исполнительному комитету, а затем к Кубанскому областному революционному комитету. Кубчероблревком (сокращенные названия именно тогда вошли в моду) возглавил Ян Полуян, один из самых известных кубанских большевиков. История города вновь сделала крутой поворот.

В августе – сентябре 1920 г. в Екатеринодаре прошла Вторая Всероссийская перепись населения, показавшая что в городе проживает 146 700 чел. (68 357 мужчин и 78 343 женщин). Город всё ещё страдал от перенаселения. Многочисленные беженцы жили в ужасающих условиях. 7 декабря 1920 г., в день тезоименитства Екатерины II, постановлением наркомата внутренних дел РСФСР за № 24378 Екатеринодар был переименован в Краснодар.

Особенностью национальной политики большевиков было провозглашение равенства всех национальностей и рас, стремление обеспечить мирное сосуществование всех народов, вовлечение представителей нерусских национальностей в советское и партийное строительство. Это стало основой политики «коренизация», стимулировавшей развитие национальных культур, сохранение традиций, привлечение этнического меньшинства к работе в учреждениях госаппарата. Несмотря на то, что многие меры носили явно пропагандистский характер и строго «классовый подход», у национальных меньшинств появилась реальная возможность для развития своей культуры, для возрождения и развития кадров национальной интеллигенции.

Одним из воплощений политики «коренизации» стало обеспечение обучения населения на родном языке в своей национальной школе. В Екатеринодаре-Краснодаре начался процесс создания советских школ национальных меньшинств. Граждане всех национальностей получили право организации обучения родному языку в Единой Трудовой Школе. Школы открывались там, где было не менее 25 учащихся одной национальности (в ряде случаев не менее 15). Существовали школы двух ступеней (I ступень – дети 8–12-летнего возраста с четырьмя возрастными группами и II – дети 12–17 лет с пятью возрастными группами). Преобладающими типами школ у греков, немцев, украинцев была трёхлетка, у армян – двухлетка92.


Содержанием национальных школ занимались подотделы просвещения нацменьшинств. В 1920 г. в городе существовала Краснодарская 1-я Польская Советская школа I ступени (№ 30) (125 учащихся, 5 учителей, 1 техслужащий). Она располагалась по ул. Графской 14 и занимала часть помещений Екатеринодарского римско-католического прихода. В списке учащихся встречаются и армянские фамилии, что, безусловно, связано с общей конфессией поляков и армян-католиков. В 1923–1924 гг. в Польской школе обучалось только 50 чел. (3 группы), с ними работала одна учительница (она же директор школы и библиотекарь) – Я.К. Годзевич, был и один техслужащий93. В здании польской школы проходили общие собрания поляков-краснодарцев и представителей других национальностей, работали драматический, музыкальный и политический кружки, организовывались концерты и семейные вечера94.

К 1 января 1921 г. в городе уже была одна армянская школа II ступени и две армянские школы I ступени, что, безусловно, не соответствовало потребностям населения. Армянская секция подотдела нацменьшинств Кубано-Черноморского Отдела народного образования сумела увеличить количество армянских школ до девяти, дополнительно создав шесть школ I ступени, а также открыв один детский дом, читальню, народный университет, четыре ликбеза и три мастерские (сапожная, столярная и портняжная). Все школы размещались в пяти зданиях (для разгрузки помещений занятия приходилось вести в две смены). Однако, уже в середине 1920-х гг. краснодарские армянские школы были укрупнены в одну (школа № 13, в которой обучались 22 группы, включавшие 836 учеников)95.

Когда в 1922 г. была учреждена Адыгейская (Черкесская) АО, её столицей несколько лет являлся Краснодар. В городе были созданы Черкесская школа, Черкесский педтехникум и Центральная Черкесская библиотека. Позднее появилась черкесская школа II ступени с полным интернатом для примерно 120 детей-сирот и детей из самых бедных семей Адыгейской АО96.


В 1923 г. в Краснодаре создана еврейская национальная школа97. А в списке на 1924–1925 гг. упоминается одна Краснодарская Немецкая школа (1 группа, 25 учеников). Кроме того, в Краснодаре действовали ассирийские, греческие, татарские, турецкие и другие образовательные учреждения народного просвещения.

В конце февраля 1923 г. в Краснодаре был открыт рабочий клуб «Совнацмен», объединивший клубы девяти национальностей (армянской, ассирийской, греческой, грузинской, еврейской, немецкой, польской, тюркско-татарской, украинской). При этом клубе у каждой национальной секции был свой хор, литературный и музыкальный кружки, драмкружок и др. При украинской секции был даже кружок бандуристов98. Клуб «Нацмен» располагался на углу улиц Красной и Чапаева99. На собраниях секций клуба зачитывались доклады на общественно-политические темы, шли лекции по национальной проблематике, проходили семейные беседы, ставились спектакли и концерты усилиями местных самодеятельных коллективов и приезжих профессиональных трупп, проводились показы кинофильмов. Так, армянская секция имела 9 кружков, собственное бюро, разрабатывающее план работы, делегатское собрание армянок, библиотеку. Штат работников составлял 375 человек, из них 74 рабочих, 69 служащих, 32 учащихся100.

Особое место в национальной политике большевиков на Кубани было уделено украинцам. Это было связано со значительным удельным весом украинцев и их абсолютным численным перевесом в регионе. Особому направлению в политике было дано название «украинизация» (1926–1932 гг.). В Краснодаре были созданы украинские школы, выходили украинские газеты, в Пединституте было отделение украинского языка и литературы, работал украинский театр, транслировались украинские передачи по краевому радио101.

Власти пытались упорядочить положение и цыганского народа. 14 февраля 1926 г. впервые в Краснодаре прошло организационное собрание цыган при Окраинно-Дубинской секции городского Совета. На него пришли лишь оседлые цыгане, а те, кто жил в шатрах не откликнулись на призыв властей, стремившихся убедить «кочевников» цыган перейти к оседлому образу жизни. Весной цыгане свернули шатры и разъехались по Кубани102.


В 1926 г. была проведена Первая Всесоюзная перепись населения, которая по праву считается одной из наиболее полных и «качественных»103. В Краснодаре тогда проживало 157 263 чел.104 Большую часть населения составили русские 83 424 чел., затем шли украинцы 48 559 чел. Это стало уже исторической традицией, когда в городе преобладало русское население, а в прилегающей сельской округе – украинцы. Данная традиция была связана как с притоком в кубанский административный центр переселенцев из центральной России в течении всего периода с 1867 г. (особенно в годы Первой мировой и Гражданской войн), так и с ассимиляционными процессами, проходившими более интенсивно в городской среде, чем на селе105.

Третье место по численности традиционно занимали армяне – 13 469 чел. Затем шли: белорусы – 2950 чел., евреи – 1746 чел., поляки – 1318 чел., немцы – 1107 чел., греки – 1007 чел. и др. Характерно, что Краснодар стал наиболее крупным центром сосредоточения еврейского населения, традиционно проживавшего в городах (в городе проживало примерно 31 % всех евреев Кубанского округа). Он был вторым после Армавира кубанским городом компактного проживания армян. Также Краснодар стал крупным центром расселения поляков (67,2 % от численности всей Полонии Кубанского округа)106.

Но уже в 1930-х гг. положение кардинально меняется. В стране укрепляется тоталитарный режим И.В. Сталина, происходит переход от политики «коренизации» к жёстким преследованиям отдельных народов. Власти выдвигают идею создания единого советского народа. Наличие многочисленных этносов, динамично развивающих свою национальную культуру, виделось серьёзной преградой для достижения поставленной задачи. Власти пошли на фальсификацию переписей, в которых число этнических групп, проживающих на территории СССР, было сокращено практически вдвое.

В конце 1930-х гг. закрыли клуб Нацмен, что привело к свертыванию деятельности многих национально-культурных объединений, другие, продолжающие работать, оказались на грани выживания из-за отсутствия финансирования, помещений и оттока кадров.


В 1937–1938 гг. НКВД был проведён ряд «национальных» операций, одной из первых и самой крупной из которых стала «польская операция» (за ней последовали репрессии против многих других народов)107.

По мнению Сталина, такие народы, как болгары, греки, евреи, курды, немцы, поляки, хемшилы можно отнести к «текучим национальны группам», в большинстве своём не имеющим определённой классовой структуры и определённой территории. Это открывало возможность для обоснования многих репрессивных действий, массовых депортаций.

В 1935–1936 гг. была закрыта Краснодарская синагога, в 1938 г. – Римско-католический костёл, а в 1940 г. и Армянский храм. Советские власти в переписях населения зачастую прибегали к фальсификации при заполнении графы «религиозная принадлежность», что позволяло аргументировать действия по закрытию приходов.

По данным хоть и фальсифицированной, но также показательной переписи 1939 г. в Краснодаре проживало 224 228 чел. Наиболее заметные этнодемографические изменения вновь произошли в соотношении численности русского и украинского населения. Удельный вес русских увеличился и составлял теперь 87,7 %, тогда как украинцев сократился на 81,4 % и составил 4 % от общего состава жителей города. Эти изменения, конечно, были обусловлены как массовыми репрессиями и атмосферой страха, так и ассимиляционными процессами, когда основная часть украинцев постепенно переходила на русский как родной язык, сохраняя своё этническое самосознание, а в 1930-е гг. меняя его на русское. Вместе с этими изменениями идёт сокращение доля армянского (на 40 %) и немецкого (на 25 %) населения Краснодара108. На 1 января 1940 г. в городе проживает 191 803 чел.

В годы Великой Отечественной войны также происходят серьёзные демографические процессы. С 9 августа 1942 по 12 февраля 1943 г. Краснодар был оккупирован немецко-фашистскими войсками. С первых недель оккупации фашистские власти стали проводить национальны чистки. 21–22 августа 1942 г. почти все евреи Краснодара (свыше 1000 чел.) были уничтожены109. В военные и послевоенные годы идёт интенсивное миграционное движение представителей отдельных народов.


Характерно, что вторая половина периода Великой Отечественной войны знаменуется новой сменой национально-конфессиональной политики советского руководства. Этот период иногда называют «сталинский религиозный ренессанс». Тогда власти стали инициировать возобновление работы религиозных объединений, вновь появляется возможность открыто исповедовать религию. В Краснодаре стали возрождаться религиозные общины. Так, в 1943 г. евангельские христиане-баптисты Краснодара получили возможность проводить богослужения в здании бывшей синагоги, а в 1945 г. в городе появилась община Армянской Апостольской церкви110. В 1946 г. власти санкционировали официальную регистрацию Краснодарской общины иудейского вероисповедания и разрешили открыть синагогу (но для этого ещё предстояло урегулировать вопрос о здании синагоги по ул. Ленина 31, где уже обосновались баптисты). Но уже в 1950 г. иудейскую общину закрыли, по официальной версии «в связи с уменьшением количественного состава общины»111, а в 1958 г. в Краснодаре была вновь закрыта Армянская церковь112.

Начинается очередной период сдерживания национально-культурной инициативы граждан: закрываются национальные школы, творческие коллективы, газеты. Иногда это было вызвано и такими естественными причинами, как сокращение численности отдельных этносов. Кроме того, в период с 1959 по 1979 г. усилились процессы перехода представителей других народов на русский язык. Очень высокие темпы смены родного языка наблюдался у поляков, украинцев и многих других народов.

По результатам переписи 1959 г. численность жителей на территории, подчинённой Краснодарскому горсовету, несмотря на массовое сокращение населения по стране, увеличилось по сравнению с переписью 1939 г. и составило 357 416 чел. (собственно в Краснодаре 313 110 чел.). Доля русских неуклонно росла: в Краснодаре – 281 013 чел. (89,8 % от численности всего населения города), несколько вырос процент украинского населения (13 643 чел.), но при этом продолжало сокращаться количество армян (7032 чел.), немцев, греков. В то же время в два раза выросла численность адыгейского населения Краснодара (2136 чел.)113.


В 1950–1980-е гг. происходит усиление однотипных ориентаций в вопросах быта и образа жизни различных народов Советского Союза, растёт число смешанных браков. «Застой» охватывает не только социально-экономической развитие, но и национально-культурные движения. Среди представителей национальных меньшинств Краснодара продолжается переход на русский язык как родной или двуязычие.

Населения Краснодара интенсивно растёт преимущественно за счёт массовых миграций из села. По данным Всесоюзной переписи 1970 г. на территории Краснодарского горсовета, включающего кроме собственно города Краснодара ещё ряд соседних населённых пунктов, проживало 522 300 чел. Собственно в Краснодаре численность населения составляла 464 147 чел., из них: русских – 418 092 чел., украинцев – 17 975 чел., армян – 9227 чел., адыгейцев – 3975 чел., белорусов – 3100 чел., греков – 1249 чел., черкесов – 81 чел., представителей других национальностей – 10 448 чел.114

По переписи 1979 г. на территории Краснодарского горсовета проживало 658 713 чел. (собственно в городе Краснодаре – 560 438 чел.), из них: русских – 593 496 чел. (уже 90,6 % от общего числа населения), украинцев – 22 303 чел. (3,4 %), армян – 13 130 чел. (2 %), адыгейцев – 6139 чел. (0,9 %), белорусов – 3972 чел., евреев – 2221 чел., татар – 1726 чел., греков – 1672 чел., немцев – 1177 чел., грузин – 975 чел., мордва – 556 чел., молдаван – 505 чел., цыгане – 265 чел., черкесов – 87 чел., представителей других национальностей – 6322 чел.115

Данные этой переписи показывают максимальный рост русского населения среди горожан. В последующее межпереписное десятилетие идёт обратный процесс и по данным переписи 1989 г. русские составляли уже 89,3 % от всего населения.

Так, перепись 1989 г. показывала, что на территории Краснодарского горсовета проживало 732 049 чел., из них русских – 653 818 чел. Второе место по численности сохранили украинцы (25 949 чел.), третье – армяне (19 178 чел.). Далее идут: адыгейцы (7925 чел.), белорусы (4742 чел.), греки (2061 чел.), татары (1947 чел.), евреи (1795 чел.)116, немцы (1476 чел.), азербайджанцы (1303 чел.), грузины (1266 чел.). Менее тысячи чел. насчитывали представители следующих национальностей: молдаване (709 чел.), мордва (688 чел.), ассирийцы (604 чел.), поляки (538 чел.), болгары (498 чел.), чуваши (487 чел.), узбеки (464 чел.), лезгины (432 чел.), цыгане (388 чел.), крымские татары (345 чел.), корейцы (250 чел.), удмурты (237 чел.), чеченцы (233 чел.), арабы (212 чел.), аварцы (199 чел.), литовцы (197 чел.), марийцы (197 чел.), лакцы (179 чел.), казахи (164 чел.), латыши (164 чел.), эстонцы (152 чел.), кабардинцы (151 чел.), таджики (141 чел.), даргинцы (134 чел.), черкесы (133 чел.), коми (108 чел.), туркмены (106 чел.), абхазы (102 чел.), курды (100 чел.). Представители других национальностей насчитывали менее 100 чел.117


Со второй половины 1980-х гг. с началом «перестройки» и демократизации вновь происходят серьёзные преобразования. Ослабление режима вывело на поверхность целый ряд проблем, накопившихся за десятилетия советской власти. Практически во всех сферах жизни общества происходят кризисные явления.

Изменяются ориентиры национальной политики. С конца 1980-х гг. возрождаются многие национальные и религиозные общины, возникают новые. Так, в 1987 г. в Краснодаре появляется армянская общественная организация, а в 1990-е гг. идёт процесс религиозного возрождения Армянской Апостольской церкви. В 1993 г. было зарегистрировано Римско-католическое религиозное объединение Церкви Розария Пресвятой Девы Марии и Святой Варвары, а в 1997 г. прошло освящение краеугольного камня строящегося костёла (первый настоятель – отец Анджей Моравский, поляк).

В начале 1990-х гг. в связи с распадом СССР изменяется этнодемографическая ситуация в городе и крае. Увеличивается количество армянского населения. Следует отметить, что на Кубани в период с 1979 по 1997 гг. рост численности армянского населения явно происходит за счет механического прироста, а уже с 1997 г. по 2000 г., главным образом, в результате естественного. Появляются новые этнические группы (беженцы, трудовые мигранты, студенты).

В 2005 г. по инициативе городских властей в Краснодаре была воссоздана система студенческих землячеств, которых за год было создано 18 (землячества студентов из Абхазии, Афганистана, Бурунди, Вьетнама, Греции, Замбии, Иордании, Камеруна, Кении, Ливана, Мали, Нигерии, Палестины, Сирии, Судана, Чада, Эритреи и стран Южной Азии). Во всех землячествах прошли выборы президентов, которые вошли в общественный совет при главе администрации города. Землячества помогают муниципальным властям контролировать, как учёбу иностранных студентов, так и наблюдать за режимом пребывания студентов в городе, а также организовывать проведение культурных и спортивно-массовых мероприятий. По данным на начало 2006 г. в 13 краснодарских вузах обучалось около 1500 иностранных студентов из 73 стран мира (в основном из Азии – 759 чел. и Африки – 304 чел.)118.


В наши дни в городе проживает более 790 000 жителей, что составляет 15 % от общей численности населения Краснодарского края. Краснодарцы представлены более 120 национальностями. По данным переписи 2002 г. в Краснодаре проживало 644,8 тыс. чел., из них: русских – 709 346 чел. (89,6 % всего населения города), армян – 28 022 чел. (3,5 %), украинцев – 16 891 чел. (2,1 %), адыгейцев – 7024 чел. (0,89 %), белорусов – 3221 чел., татар – 2288 чел., греков – 1893 чел., грузин – 1820 чел., немцев – 1336 чел., евреев – 1003 чел., ассирийцев – 826 чел., осетин – 615 чел., корейцев – 572 чел., лезгин – 562 чел., цыган – 552 чел., поляков – 373 чел., абхазов – 206 чел., таджиков – 196 чел. и др.119

Столица Кубани сосредоточила огромный опыт межэтнического взаимодействия. В городе действует свыше 60 национально-культурных объединений. Более 30 из них входит в Краснодарскую краевую общественную организацию «Центр национальных культур». Это уникальное объединение национально-культурных общественных организаций города и края было создано в 1992 г. Укрепление национально-культурных связей со странами ближнего и дальнего зарубежья, участие в форумах международного и общероссийского уровней, регулярное проведение фестивалей национальных культур принесли центру широкую известность как в России, так и за рубежом. Он ассоциирован с Департаментом общественной информации ООН, является коллективным членом Международной академии информатизации, внесён в каталог Совета Европы и ЮНЕСКО.

С 2005 г. в городе успешно реализуется муниципальная целевая программа «Краснодар – город межнационального сотрудничества». Из её средств поддерживается деятельность национально-культурных объединений города, проводятся фестивали национальных культур, организуются «круглые столы» и научно-практические конференции по проблемам межэтнических отношений, издаётся научная и популярная литература по межэтническому сотрудничеству120.

С 2006 г. ежемесячно выходит специальное приложение в газете «Краснодарские известия» «Дом ста народов», в котором рассказывается о традициях и культуре народов, населяющих город Краснодар, освещаются вопросы межэтнических отношений.


Одним из ярких символов добрососедского взаимодействия всех народов, живущих в Краснодаре, является празднование Дня города Краснодара, в котором традиционно принимают участие многие национальные коллективы.

Подводя некоторые итоги, можно отметить, что Екатеринодар-Краснодар практически на всём протяжении своего исторического развития имел полиэтничный и поликонфессиональный характер. При этом, численно всегда доминировало восточнославянское православное население (вначале – украинцы, а затем – русские).

Исходя из особенностей этнокультурного развития города, в его истории можно выделить следующие основные вехи:


  1. период войскового города (1793–1867 гг., от основания до превращения в гражданский город);

  2. период гражданского города (конец 60-х гг. XIX – начало XX в., от первых шагов в новом статусе до превращения в крупный торгово-промышленный центр Северного Кавказа);

  3. период политических метаморфоз (начало XX в., от Первой русской революции 1905-1907 гг. до Октябрьской революции 1917 г. и Гражданской войны);

  4. ранний советский период или эпоха «коренизации» (1920-е гг., новая национальная политика);

  5. период сталинизма (конец 1920-х – начало 1950-х гг., от эпохи массовых репрессий и «национальных» операций НКВД до «религиозного ренессанса» и нового ужесточения национальной политики);

  6. поздний советский период (начало 1950-х – середина 1980-х гг., период «мягкой» русификации);

  7. современный период (с середины 1980-х гг. до наших дней, от трансформаций эпохи перестройки к правовому упорядочению национальной и религиозной жизни).

1


следующая страница >>