repead.ru 1

Д.Б.: У нас в гостях блистательный писатель Александр Мелехов. Саш, скажите, как вы оцениваете итоги шорт листа большой книги, следили ли вы за тем какие тенденции модные мы отмечаем в сегодняшней литературе?


А.М.: Дим, литература вообще не в моде.

Д.Б.: Тем не менее, ее читают все.

А.М.: Действительно так но серьезная литература судя по тиражам не в большой чести. В общем, каждая мода касается социальной группы, так моды в литературе касаются узкие соцгруппы.

Д.Б.: Странно слышать это от вас, потому что вы, судя по масштабу поднимаемых вами проблем, всегда работали на большую аудиторию.

А.М.: Я бы хотел работать на большую аудиторию, но ценность литературы я понимаю не как широту, а как долготу,- долговечность.

Д.Б.: Сейчас широко обсуждается  выходящий в Минске 10-томник Жаботинского. В связи с "Красным Сионом", что вы можете сказать о попытке Еврея обменять свою здешнюю идентификацию на кровь и почву, на поездку в Израиль? Как вы смотрите на идею ассимиляции? Вашему герою она близка.

А.М.: Дима, вы коснулись стольких проблем, что ответить однозначно трудно, но во всяком случае, что моему герою близка идея ассимиляции - не откуда не следуют. Мой герой говорит, что люди живут грезами, сказками и как только умрет сказка, умер и народ. Мой герой считает, что сказка национальная по пышности превосходит все сказки корпоративные и асоциальные. Ни одна социальная грез не живет больше 2 - 3 поколений. Сказки национальные, которые народы сочиняют в периоды национального подъема по древности и пышности вне конкуренции. А теперь, стоит ли евреям обменивать сказку, которая жила 2000 лет на сказку обычную национальную, которая не известно сколько продлиться.

Д.Б.: Вот!

А.М.: Если говорить о древности родословной, то сказка блуждающих евреев в сравнении с коротенькой социальной сказкой сионистов, кончен она ее превосходит. Но сионистская сказка в общем бессме6ртной грезы на земную возник не случайно в тот период, когда бессмертное стало падать. Если бы евреи не сочинили новую земную сказку, они, возможно исчезли бы, потому что национальная религиозная сказка пошла на убыль. Представьте себе, что из евреев, живущих на земле остались только те, кто верит в небесный Иерусалим, это было бы несколько сот тысяч в лучшем случае. Так что подменив небесную грезу на земную они, казалось бы, проиграли, но они просто возможно вытащили народ от распада.


Д.Б.: Я не уверен, что они вытащили его в прежнем качестве.

А.М.: Но зато сейчас у тез евреев, которые живут в России, появилась сказка. Весь еврейский прорыв культурный и научный порожден отверженностью. С одном стороны высочайшим мнением о себе как о великом народе и очень низким социальным положением в реальности. Евреи пожелали компенсировать свое социальное унижение гипертрофией духовности - им это удалось. Если они перестанут быть униженными, если исчезнет этот контраст, исчезнет важный источник культура.

Д.Б.: Как вы воспринимаете сегодня проект красного Сиона, о котором написали книжку. Грубо говоря, насколько удачен был еврейский проект в России?

А.М.: Проект был задуман гениальными политтехнологами типа Сталина, как отвлекающий проект - альтернатива вечному Сиону, -земной Сион. Но ни одной секунды Сталин не относился к этому серьезно. Мы построили декорацию, вы исполняете роли. Как только кто-то относился к этому всерьез, что мы действительно обрели родину, выходим на международную арену, мы начинаем воспевать свои подвиги, они получали сразу 10 лет или 9 грамм.

Д.Б.: А как вы относитесь к путинской стабильности? Какую-то новую грезу они умудрились дать?

А.М.: Политическое движение никогда не может породить новую грезу, ибо они слишком прагматичны, они могут только реинтерпретировать и утилизировать старые.

Д.Б.: Очень безнадежно звучит.

А.М.: Почему, потенциал старых грез огромен.

Д.Б.: А вам не кажутся советские силы изжитыми?

А.М.: никогда ни один народ не согласиться признать какой-то огромный период своей жизни напрасным. Есть всегда социальный заказ на героическое прошлое, или на прошлое трагическое.

Д.Б.: Вы хотите сказать, что нам в ближайшее время суждено прожить в пространстве ремейков?

А.М.: Да, кончено, история человечества это истории ремейков. Марксизм возрождает христианскую грезу под маской научности.

Д.Б.: Совершенно замечательно сказал Игорь Караулов "Господи, почему  в твоем творчестве так много ремейков"! Вам не кажется что советские мифологемы иссякли и нуждаются в долгом отлеживании?

А.М.: Они уже отлежались немножко, все что им требуется - явиться под новой маской. То что носят коммунисты на знаменах Сталина, это все безнадежно, а вот сказать что гражданская война, что это было ужасно, но она порождена высокими свойствами души и то, что м пролили реки крови только потому, что мы были доверчивые.